21 ОКТЯБРЯ 1805 ГОДА: ДЕНЬ, КОГДА ФРАНЦУЗСКИЙ СНАЙПЕР ЗАСТРЕЛИЛ АДМИРАЛА НЕЛЬСОНА — card-muz.ru

Французы проиграли морское сражение, но Англия потеряла своего самого доблестного моряка, тело которого для сохранности погрузили в бренди.

21 октября 1805 года британский и французский флоты ведут сражение у Трафальгарского мыса близ Кадиса (Испания). После нескольких часов боя, в 13:15, французский снайпер берет на мушку адмирала Нельсона, узнав его по пальто, покрытому сверкающими позументами. Его пуля попадает прямо в левый эполет мужественного британского моряка, проходит через легкое и ударяется о позвоночник. 47-летний британский герой падает лицом вниз на палубу корабля. Капитан Харди, командир «Виктории», устремляется к умирающему адмиралу, который шепчет: «Они меня поимели, Харди». – «Надеюсь, нет», – отвечает тот. – «Да, Харди, пуля раздробила позвоночник».

Между тем морское сражение в самом разгаре. Пули свистят над палубами, ядра взлетают в небо, прежде чем произвести опустошение среди экипажей. Мачты рушатся, превращая в кашу попавших под них моряков. Живые воют изо всех сил, чтобы напугать врагов. Раненые страшно стонут. Настоящий ад.

«Англия ожидает, что каждый исполнит свой долг»
Французская эскадра, находящаяся под командованием адмирала Пьера де Вильнева, состоит из тридцати трех французских и испанских кораблей. Накануне они покинули порт Кадис, чтобы в ожидании нового командующего эскадры, осуществить в море тренировку. Ночь заканчивается, и неожиданно этот дьявол Нельсон появляется на горизонте, чтобы всеми своими двадцатью пятью кораблями врезаться во французскую эскадру. Франко-испанский флот крупнее, но его суда старше, плохо вооружены и, главное, укомплектованы менее опытными моряками. В 11:45 утра Горацио Нельсон, первый виконт Нельсон, первый герцог Бронтский, поднимает на мачте своего корабля самый известный сигнал в истории британского флота: «Англия ожидает, что каждый исполнит свой долг». Он применяет свою обычную стратегию, разместив корабли в два ряда, чтобы успешнее прорвать линию обороны врага.

«Виктория», флагман британского флота, возглавляет атаку, устремляясь прямо на «Бюсантюр» де Вильнева, осыпая его пулями. Но Англичанина берет на прицел другой французский корабль – «Грозный».  Джона Скотта, секретаря Нельсона, поражает пуля снайпера, расположившегося на «Грозном». Французы сражаются, как черти.

Капитан Харди и лорд Нельсон не трусят, умело уклоняясь от огня противника. Но вдруг легендарный моряк падает на палубу, пораженный куском свинца весом в несколько граммов. Харди немедленно приказывает двум морякам доставить его в укрытие на нижней палубе. Чтобы экипаж не пал духом, видя, что Нельсон получил серьезное ранение, ему закрывают лицо платком. А у него все еще есть силы, чтобы попросить адъютанта пойти и предупредить капитана, что нужно заменить бейфуты. Даже смертельно раненый, английский моряк не забывает о своем долге.

«Позаботьтесь о моей дорогой леди Гамильтон»
Уложив Нельсона, его осматривает судовой хирург Уильям Битти. Нельсон говорит, что больше не ощущает нижнюю часть своего тела. «Я чувствую, что пуля раздробила мой позвоночник», – повторяет он. Понятно, он обречен. Нельсон требует пить и дать возможность подышать воздухом. Ему приносят лимонад, воду и вино. Когда сражение начинает идти на убыль, капитан Харди может на несколько минут покинуть свой командный пункт, чтобы навестить адмирала. «Мы уже потопили двенадцать или четырнадцать вражеских кораблей…

Без сомнения, победа будет за нами». – Надеюсь на это. Харди, из наших кораблей какой-нибудь потоплен?» – «Нет, милорд, не беспокойтесь об этом». – «Я – мертвец, Харди. Я скоро умру. Подойдите ближе. Прошу вас, передайте прядь моих волос леди Гамильтон, а также все остальное, что мне принадлежит».

После ухода Харди Нельсон продолжается беспокоиться о будущем своей любовницы: «Что станет с бедной леди Гамильтон? Если бы она знала, что сейчас со мной происходит!» Час спустя, Харди вновь приходит к адмиралу. Двое мужчин пожимают друг другу руки. Капитан поздравляет Нельсона, находящегося на пороге смерти, с блестящей победой, объявляя о захвате четырнадцати или пятнадцати вражеских кораблей. Нельсон отвечает: «Это хорошо. Ставлю, что их будет двадцать». Затем он решительно восклицает: «Бросьте якорь, Харди, бросьте якорь!» Ответ капитана: «Полагаю, милорд, что теперь должен распоряжаться адмирал Коллингвуд». – «Надеюсь, Харди, что этого не будет, поскольку я еще жив!» – заявляет Нельсон, пытаясь встать.

Адмирал высказывает свое последнее желание: «Не бросайте меня за борт, Харди… Вы знаете, что нужно делать и позаботьтесь о моей дорогой леди Гамильтон. А теперь обнимите меня, Харди». Капитан становится на колени, чтобы поцеловать адмирала в щеку. Нельсон говорит: «Теперь я удовлетворен. Слава Богу, я выполнил свой долг». Харди целует его во второй раз, затем уходит, чтобы занять свое место на капитанском мостике. После еще одной просьбы, касающейся леди Эммы Гамильтон и ее дочери Горации, лорд Нельсон незадолго до 16:30 умирает.

Грандиозные похороны
Чтобы тело Нельсона можно было доставить в Великобританию в приличном состоянии, его раздевают и погружают в бочку, наполненную бренди. Алкоголь препятствует разложению. Поскольку приближается шторм, бочку привязывают к мачте «Виктории» и приставляют к ней часового. В Верхней части бочки находится отверстие, через которое выходят газы, появляющиеся из-за, хоть и медленного, но разложения тела адмирала. Слишком потрепанный во время навигации флагман направляется в Гибралтар, куда и прибывает 28 октября. После починки он со своим похоронным грузом отправляется в Англию. Алкоголь в бочке с адмиралом за время пути меняется дважды.

После пяти недель плавания «Виктория», наконец, бросает якорь в Портсмуте. 11 декабря тело достают из бочки для осмотра. В целом состояние хорошее, но все же тело понемногу продолжает разлагаться. Хирург кое-что подправляет, а заодно пользуется возможностью удалить смертельную пулю, застрявшую в мышце под лопаткой. Она фактически перебила позвоночник, неся с собой кусочки золотого шиться и фрагменты эполета. Тело заворачивают в полоски из хлопковой ткани, а затем вытягивают в свинцовом гробу, наполненном бренди, смешанным с камфорой и миррой. Этот первый гроб помещают во второй, сделанный из мачты французского флагмана «Восток», захваченного во время сражения. В этой подарочной упаковке он ожидает похорон, находясь в каюте Нельсона на борту «Виктории».

21 декабря тело извлекают из алкогольной ванны, высушивают, одевают в новую, великолепную униформу, а затем укладывают в деревянный гроб, который помещают в свинцовый гроб, а свинцовый помещают в третий – тоже деревянный – гроб. 8 января все доставляется в Адмиралтейство в Лондоне. На следующий день проходят грандиозные похороны. Процессия из десяти тысяч солдат, которым предшествуют тридцать два адмирала и сто капитанов, сопровождает лорда Нельсона в собор Святого Павла. Огромная толпа приветствует великого капитана в последний раз. После долгой церемонии Нельсон помещается в саркофаг, изначально предназначавшийся для кардинала Томаса Уолси. Французы, возможно, потеряли Трафальгар, но Англия потеряла гораздо больше – Нельсона.

Перевод
Александра ПАРХОМЕНКО

Добавить комментарий