30 ОКТЯБРЯ 1632 ГОДА: ДЕНЬ, КОГДА ЛЮДОВИК XIII ПРИКАЗАЛ ОБЕЗГЛАВИТЬ ГЕРЦОГА ДЕ МОНМОРАНСИ — card-muz.ru

Первый принц Франции подписал себе приговор после сговора с Марией Медичи, готовившей заговор против Людовика XIII, чтобы посадить на трон своего второго сына Гастона.

Палач поднимает высоко к небу Тулузы ятаган, который он предпочитает традиционному топору. Именно им он отправляет в ад своих клиентов. Он задерживает дыхание, фиксирует взгляд на затылке герцога де Монморанси, молится про себя, а затем, удерживая ятаган двумя руками, с силой опускает его на шею несчастного. Голова первого барона Франции скатывается на землю. Тело дергается в последних сильных судорогах. Все кончено. Фонтан крови. Несколько капель попадают на статую Генриха IV, крестного отца герцога. Маршал Франции и губернатор Лангедока восстал против Людовика XIII и проиграл. За это он платит своей жизнью. Все королевство его оплакивает, кроме короля и Ришелье, которые так и не согласились его помиловать.

Грустный конец для того, кто всегда был верен королю, сражаясь на его стороне с гугенотами. Но, как и многие другие, он стал жертвой своего предательства, предав хозяина… Не надо было слушать Марию Медичи, эту негодную мать, которая всегда ненавидела своего сына Людовика. Именно она всегда желала видеть на троне своего второго сына Гастона Орлеанского. Герцог слушал ее речи то ли из-за любви к ней (как об этом поговаривали), то ли потому что Людовик и Ришелье планировали лишить знатных лиц королевства их привилегий, навязав абсолютную монархию. А вот Гастон обещает восстановить былую монархию. Ну и еще одна причина: герцога сильно ударили по карману. Король решил поднять в Лангедоке налоги, но запретил их собирать Монморанси. Все это в конечном счете и вызвало ярость герцога, заставив его вместе с Гастоном взяться за оружие, чтобы свергнуть Людовика. Он проводит кампанию в Лангедоке, подбивая на бунт население. И вот уже некоторые буржуа объявляют забастовку…

500 мушкетеров в засаде
Но массового энтузиазма среди жителей почему-то нет. Города Тулуза, Каркассон и Нарбонна отказываются его поддержать. Даже крестьяне, обычно всем недовольные, не шевелятся. Наконец, королевская армия под командованием маршала Шомбера 1 сентября 1632 года встречается с войском Монморанси в районе Кастельнодари. В армии короля – 7 000 человек, а в войске Монморанси и Месье (так все зовут брата короля) – в два раза больше. Кругом овраги и болота. Сражаться на такой местности нелегко. Будучи в меньшинстве, маршал Шомбер предпочитает ожидать атаку противника в чистом поле. Повстанческая армия приближается, но Монморанси, чувствуя, что Гастон боится сражаться с армией своего брата, решает начать битву как можно скорее. Его нетерпение стоит ему проигрыша.

Маршал Шомбер по совету одного дворянина, хорошо знающего местность, посылает 500 мушкетеров, чтобы устроить засаду. Они прячутся по обе стороны единственной дороги, по которой только и может пройти противник. Затем триста всадников с целью завлечь герцога в ловушку делают вид, что нападают на авангард повстанцев. Возглавляющий войска герцог де Монморанси клюет на эту приманку. Не проявляя осторожности и даже не тратя времени на то, чтобы надеть свою кирасу, он бросается в атаку и преследует нападающих, которые быстро отступают. Вот тут-то он и попадает в ловушку. Мушкетеры стреляют все, как один. Вокруг герцога настоящая бойня. Его друзья графы де Море, де Рье и де ля Фейад убиты. Вой, стоны, крики, звон шпаг… Густой дым, ничего не видно. Острый запах пороха, жгущий легкие. Адреналин и потоки крови. В горло Манморанси попадает первая пуля. В ярости он гонит свою лошадь, чтобы прорвать ряды мушкетеров, перезаряжающих свои мушкеты. Еще две пули попадают ему в рот, разбивая несколько зубов, и выходят через щеку. Он ничего не чувствует. Его мозг отказывается слушать тело, кричащее от боли. Монморанси еще продолжил бы сражаться, если бы лошадь, убитая пулей, не придавила его.

Свидетельство сира де Понтиса, оставшегося верным королю, но дружившим с доблестным противником: «Мы не могли вытащить его из канавы, где его придавила мертвая лошадь. Бедный сеньор был весь залит кровью и почти задыхался, поскольку челюсть была раздроблена. Мы сняли с него кирасу и колет, пронзенный ударами».

Лежа на лестнице
Битва длилась полчаса. Многие думали, что герцог погиб. Печальная новость доходит до ушей Месье, который требует от своих людей сдаться. Трус! Позже он будет распускать сопли перед старшим братом, который… лишь надерет ему уши. Но Монморанси, попавший в ловушку из-за убитой лошади, пока еще не умер. Он цепляется за жизнь. Приближающемуся дворянину де Сен-Прею он кричит: «Не подходи! У меня еще достаточно жизни, чтобы забрать твою». Но вскоре он вынужден сдаться. Находящийся рядом Понтис заворачивает его в плащ и несет к маршалу Шомберу. Маршал говорит, что ему больно видеть герцога в таком плохом состоянии. Наскоро перевязанный на ближайшей ферме хирургом, Монморанси на покрытой соломой и плащом лестнице, превращенной в носилки, переправляется в Кастельнодари. 5 сентября герцог все еще жив, и Шомбер везет его замок Лектур.

Сначала Людовик XIII, остановившийся в Тулузе, поручает де Понтису сопровождать Монморанси в Париж, чтобы его, являющегося пэром Франции, судил Парижский парламент. Это решение вызывает недовольство кардинала Ришелье, который предпочитает немедленно покончить со своим врагом, опасаясь, что последний воспользуется долгими месяцами передышки, чтобы получить помилование короля. Поэтому Ришелье убеждает Людовика судить герцога в Тулузе.

27 октября, слегка оправившегося от своих серьезных ранений, Монморанси в полдень доставляют в Тулузскую ратушу. Спустя три часа он уже допрошен судебными комиссарами. Тем временем представители самых знатных фамилий королевства выстраиваются в очередь перед Его Величеством, умоляя Людовика помиловать герцога. Даже Гастон, которому король простил его восстание несколькими днями ранее, посылает дворянина из своей свиты, чтобы тот бросился к ногам Людовика XIII, умоляя короля простить своего маршала, который до сих пор проявлял «большую страсть к служению Его Величеству и который ввязался в эту авантюру, так же, как и он сам, скорее по легкомыслию, чем по злой и преступной воле». Но король непреклонен. Даже мольбы народа не трогают его. «Я хочу навести страх на всех великих баронов королевства, наказав самого могущественного из всех мятежников».

Голова падает с плеч
Итак, герцог де Монморанси готовится к смерти, убежденный, что ничего иного от кардинала Ришелье и ждать не стоит. Два дня он проводит в молитвах и исповеди. Утром, 30 октября, Монморанси предстает перед судом, он сидит на знаменитой деревянной скамеечке для подсудимых, но, вопреки обычаю, без оков на ногах. Это потому, что всем присутствующим, даже членам суда, его жалко. Глаза у всех на мокром месте, и присутствующие избегают смотреть на герцога. Будучи самым знатным сеньором королевства, Монморанси не считает нужным что-либо отрицать, он признается во всем и берет на себя ответственность за все свои ошибки. Он даже признает, что заслуживает смерти, а «не чего-нибудь иного». Парламент размышляет недолго, дело-то ясное. Герцог выступил против своего короля. Поэтому он должен быть осужден. Несмотря на испытываемое сожаление, судьи просто обязаны принять решение, осуждающее герцога «в первую очередь по закону об оскорблении величества; все его имущество конфисковывается в пользу короля».

Людовик XIII, которому на утверждение приносят приговор, меняет две статьи. Казнь состоится не на площади перед всем народом, а за закрытыми дверями, в ратуше. И второе: он оставляет за Монморанси право распорядиться своей собственностью. В полдень его доставляют в часовню ратуши, где он может помолиться, стоя на коленях у алтаря. Затем герцог встает, снимает свой роскошный наряд, бросает его на землю и говорит: «Смею ли я, будучи преступником, идти на смерть, одетый во все это суетное, тогда как наш Спаситель умер голым и невиновным на кресте?» Потом он просит, чтобы его казнили в тот же час, что и Иисуса Христа. Он пишет прощальное письмо своей жене, а затем подстригает волосы. Хирургу, который пришел поменять повязки, он заявляет: «Пришло время залечить все раны одним махом». Он берет ножницы, чтобы подстричь свои длинные усы – символ тщеславия. Затем в одном нижнем белье и простой рубахе идет во двор, где только что возвели зловещий эшафот.

В то время как лейтенант гвардейцев в последний раз идет к королю, чтобы спросить, не решил ли Его Величество помиловать герцога, Монморанси разговаривает со своим духовником, которому говорит, что он также спокоен, как если бы шел на банкет или на бал. Наконец, лейтенант возвращается. Новости неутешительные. Никакого помилования. Герцог встает, направляется к эшафоту между двумя шеренгами солдат, салютующих осужденному. Он подходит к палачу, который связывает ему руки, обрезает ворот рубахи и еще немного подстригает волосы. Не медля, герцог подходит к плахе и становится перед ней на колени. Он советует палачу решительно исполнить свой долг, затем кладет голову на плаху, в последний раз прося Господа принять его душу. Палач высоко поднимает свой ятаган и с размаху опускает его… Так умирает Анри де Монморанси, герцог и пэр, маршал и адмирал Франции, губернатор Лангедока, внук четырех коннетаблей, первый христианин и первый барон Франции, зять Конде, первого принца крови.

После казни двери ратуши открываются, чтобы впустить толпу, жаждущую в последний раз отдать почести своему великому полководцу. Каждый желающий может окунуть свой платок в его кровь, чтобы сохранить о нем память. Говорят, что самые экзальтированные почитатели герцога, даже пытались ее пить.

Перевод
Александра ПАРХОМЕНКО

Добавить комментарий