«Глава, министр — это временно, а врач — на всю жизнь». Иван Луцкан — о новой должности, карьере и критике — card-muz.ru

Недавно назначенный главный врач республиканской офтальмологической клинической больницы Иван Луцкан рассказал News.Ykt.Ru о планах на посту руководителя и обсуждениях его карьеры в сети. А также о том, как Якутия держит ковид в руках и почему после встречи с Владимиром Путиным на него обрушилось множество хейта.

Начнем с актуального — встречи с президентом страны. Это была ваша первая беседа с Путиным?

— Да, первая. Это была встреча с «Лидерами России», и ее формат подразумевал рассказ президенту нашей страны о том, кто участвует в конкурсе, то есть он не предполагал обсуждения каких-то вопросов, проблематики. Для этого там были совершенно другие форматы сессий, лекций с наставниками. Например, на площадке были министр здравоохранения России Михаил Мурашко и руководитель Федерального медико-биологического агентства Вероника Скворцова. Им удалось, конечно, озвучить вопросы и проблемы, которые, на мой взгляд, стоят перед здравоохранением республики, и те, которые мне доверили задать врачи-коллеги. Проблематика поднята, но это отдельная история. В случае с Владимиром Путиным была задача рассказать об участниках конкурса «Лидеры России», у кого какие проекты, кто чем занимался. Если внимательно посмотреть все видео, можно увидеть, что у нас также были представители сферы образования, цифровых технологий, бизнеса, была мама 17 детей, представители науки. Суть встречи заключалась в том, чтобы показать, что конкурс разносторонний и любой желающий может принять в нем участие, и если есть определенный набор качеств, то ты можешь стать и победителем. 

Понятно. Многим как раз и не понравилось, что вы говорили только о плюсах. Какие проблемы вы озвучили? 

— Не говори гоп, пока не перепрыгнешь. Надо сначала добиться результата, а потом уже озвучивать. Обычно придерживаюсь такого мнения. Но могу озвучить ряд тем, которые мы обсуждали. Допустим, с руководителем ФМБА Вероникой Скворцовой мы говорили о том, как выстроить взаимодействие федеральной и региональной больниц, так как являюсь депутатом Жатая и там как раз работает якутская больница ДВОМЦ ФМБА России. Там существует ряд проблемных моментов, тянущихся десятилетиями, и, надеюсь, с приходом Вероники Игоревны точка в этих проблемах будет поставлена. Перед ФМБА стоят свои задачи, и хотелось бы, чтобы они реализовывались и в Якутии. 

Проекты, которые обсуждались с министром здравоохранения, пока озвучить не могу, но могу сказать, что они очень важны для Якутии. Позицию врачебную мы донесли, там думают. Поэтому не хочу бежать впереди паровоза. 

Для чего люди участвуют в подобных конкурсах? Что он дает?

— Чтобы проверить себя и получить внешнюю оценку. То есть одно дело, как ты сам себя оцениваешь, и другое — как оценивают другие, причем оценивают тебя люди независимые, которые тебя знать не знают: какой-то Ваня Луцкан из Якутии, кто ты? Этапов у конкурса было очень много, надо понимать, что ребята, которые приняли участие, они действительно со всей страны и представляют абсолютно разные сферы деятельности. В октябре прошлого года я прошел дистанционный этап. Это тоже серьезный экзамен, где ты, во-первых, должен правильно заполнить заявку. Некоторые даже на этом этапе отсеивались, так как это один из этапов допуска. Если ты не можешь дойти до конца хотя бы в заполнении заявки, то что дальше будет? В ходе дистанционного этапа проходишь тесты, где сначала выясняют общий кругозор, это были тесты по русскому языку, математике, географии, истории и культуре. Потом были задачи на время, затем тесты, связанные с IQ — оценкой твоего интеллекта, далее — твоего психологического уровня подготовки, лидерского потенциала. И вот за каждый этап, который проходишь, ты зарабатываешь баллы. Баллы суммируются, и, если они соответствуют, ты проходишь дальше. 

Одной из интересных задач было выполнение проекта «Сердце лидера». Если ты его не выполняешь, то к финалу не допускаешься. Мой проект был связан с профилактикой СПИДа. При поддержке Центра СПИД, волонтеров, студентов и медиков мы в феврале провели акцию по бесплатному тестированию для выявления ВИЧ-инфекции и гепатита в местах массового скопления людей. Мы там выявили двоих ВИЧ-инфицированных и нескольких людей с гепатитами В и С. Конкретный результат проекта.

Далее был полуфинал в Дальневосточном федеральном округе в очном формате. И вот из 300 человек 30 лучших попали в финал. Перед финалом все сдавали тесты на COVID-19, без справки не допускали на площадку проведения, плюс там же проводили тестирование всех участников. 

В финале была командная работа. С утра и до позднего вечера мы решали различные задачи, примеряли разные роли: финансистов, хозяйственников, представителей компаний, инвесторов и т.д. За определенное количество времени должен был найти решение на определенные задачи. Причем оценивали также и то, как  работаешь в команде, как нацелен на результат, коммуникацию между игроками. 

Когда озвучили итоги, был, честно говоря, удивлен: не ожидал услышать свое имя в числе победителей. Это круто. Мне было важно не подвести регион, родителей, семью, учителей и коллег, которые за меня переживали. Важно было показать, что войти в «Лидеры России» может каждый. Я, например, получил образование полностью здесь. Речь о том, что в Якутии образование тоже хорошее, было бы желание. Возможности у нас созданы, главное — стремление и желание. Если сидеть на печи, как у нас любят, то и результатов не добьешься. 

В беседе с Путиным вы сказали, что держите ковид в руках… 

— Мог ли я делать такое смелое заявление?

Да. Так ли это? Какие есть минусы в борьбе с коронавирусом в Якутии? Как известно, вы сами переболели ковидом, работали в «красной» зоне. 

— Если полностью послушать мой ответ, именно на видео, а не по стенограмме на сайте, то можно понять, что я отвечал за свое отделение, которым заведовал, и сказал, что, пока работал, цифра была 1012 человек. Дальше продолжил, что, конечно, цифры увеличиваются, но мы его сейчас уже держим в руках, и речь шла о лечении, а не о статистике. В каком плане? Здесь надо понимать: цифры, да, увеличиваются, ничего не скрываю. Это и озвучил президенту. Увеличение есть, но мы теперь знаем, как лечить ковид. То есть на начальных этапах это были единичные случаи выявления, был соответствующий алгоритм работы от Минздрава России. Кстати, недавно вышла уже 8 версия работы по ковиду после проведения дополнительных исследований. Ведь болезнь новая, и, пока ты с ней не столкнешься, ты не знаешь и не уверен до конца, как тебе и на что реагировать. В первый месяц работы в нашем стационаре мы видели это так. Пациенты поступали разные, и когда мы видели пневмонию, то начинали беспокоиться: ой, все — КТ-1! А потом-то мы начали понимать, что КТ-1 — это достаточно неплохо на самом-то деле, просто много паники. Есть еще похуже — КТ- 3, 4. Мы уже понимали, у какого пациента в какую сторону может пойти ухудшение, и начали подбирать соответствующую терапию. 

Я прочитал все комментарии под новостью о встрече с Владимиром Путиным. Готов пройтись по всем и дать конкретный ответ. 

Нет оборудования… Ребята, у нас на ИВЛ в пиковые дни было не более 100 человек по республике. У нас около 500 ИВЛ. Вы о чем говорите? У одного фраза там была: нет оборудования, люди умирают. Здравствуйте! Они и на ИВЛ могут умереть, между прочим. Люди не умирают от ковида дома. Медики делают все возможное. Надо понимать, что эта болезнь коварна. Были люди, которые лежали в больнице месяцами, потом смогли встать на ноги и реабилитироваться, а у некоторых это не получилось, и взаимосвязи с отсутствием оборудования или лекарств никакой. Хочется передать мои глубокие слова соболезнования тем людям, которые потеряли своих родственников от этой болезни.

Если все-таки посмотреть на цифры, то они говорят о том, что процент летальности от ковида в Якутии от количества заболевших достаточно низкий по сравнению с показателями других субъектов РФ. И тут с цифрами особо не поспоришь. 

Если скажут, что статистику скрывают?

— Давайте посмотрим на эти вещи еще раз, но под другим углом. Первое, в статистику попадают только подтвержденные случаи, это значит, анализы ПЦР. Бывают такие моменты, что ПЦР не находит подтверждения и мы не можем включить в статистику, если даже есть симптомы. То есть обязательно должен быть подтвержденный анализ. Люди тоже правы, спрашивая: неужели у нас все болезни исчезли? Нет, мы знаем, что есть ковидная и простая бактериальная пневмония. Люди не перестали болеть простыми пневмониями. Кто-то думает, что это ковид. У нас в стационаре на улице Губина было создано провизорное отделение, куда госпитализировали людей без подтвержденного анализа, но с симптомами пневмонии. И вот мы среди этих пациентов выявляли людей, у которых не было ковида. Потом по анализам и течению болезни выясняешь, что здесь не ковид, а простая бактериальная пневмония. Эту специфику никто не знает, поэтому и сказал, что мы научились держать ковид в руках. И речь об этом и шла, что мы теперь знаем, как лечить, когда и какой препарат необходимо ввести. Да, есть пациенты, у которых ковид развивается очень бурно, но это зависит от специфики самого организма, наличия хронических заболеваний, а также, что немаловажно, от своевременности обращения. 

Приведу несколько случаев. Есть один человек, ему около 70 лет, он занимает одну из ведущих должностей на одном из предприятий ЖКХ. Он не хотел ехать в больницу, когда у него уже было КТ-2, сказал: нет, это у меня просто простуда, я не поеду. Его уговаривали все: врачи, родственники и даже коллеги. Уговорили спустя время. К чему привела самоуверенность? К почти 100%-му поражению легких. Слава богу, его выписали на днях. И такие молодые ребята тоже есть. Болеют, температурят неделю, а когда отправляют на томографию, там выявляют уже более 25-30% поражения. 

Все любят обвинять. Но медицина, как бы это ни звучало, борется с последствиями. Что должна сделать та же самая министр здравоохранения? Запретить всем общаться? Ведь источник — мы сами. Также говорят, что анализы на ковид платные и сдать нельзя. Секундочку, при наличии симптомов анализы в поликлиниках берут бесплатно, но на определенный день заболевания. А каждый раз сдавать анализ — это уже желание самого человека. Но в этом и потребности нет. Почему? Потому что анализ не сразу все покажет, а человек, увидев отрицательный результат, пойдет гулять дальше, а по факту у него инкубационный период и через пару дней он начнет выделять и заражать. Да и процедура эта неприятная, никому бы не пожелал так часто ее делать. 

По поводу ИФА-тестирования… Здесь все упирается в то, что нет информации. ИФА (иммуноферментный анализ — от ред.) необходимо сдавать тем, у кого уже подозревают заболевание ковидом в течение длительного времени, и тем, кто знает, что уже переболел, чтобы определить уровень иммунитета. ИФА в период заразности ничего особо не покажет. Официально подтвержденным анализом является только ПЦР. Это прописано в клинических рекомендациях. 

Приятно порадовала поддержка со стороны незнакомых людей в социальных сетях. А также поддержали пациенты, которым мы помогли, коллеги и друзья. Спасибо им большое.

Поговорим о вашем новом назначении. Из той же видеозаписи со встречи с президентом стало понятно, что вы освоились на посту руководителя офтальмологической больницы и уже наметили цели. Вы озвучили расширение, доступность офтальмологической помощи в арктических районах, цифровизацию, выездные бригады, работу с регионами. Расскажите об этих и других планах подробнее. 

— Хочу сказать, что здесь очень хороший коллектив. База подготовлена очень хорошая. Главный врач Анатолий Назаров, который руководил офтальмологической больницей 13 лет, является руководителем с большой буквы. Сейчас он работает главврачом Сунтарской ЦРБ, и, думаю, жителям улуса повезло, что к ним пришел отличный врач-организатор здравоохранения. 

Что касается направления работы, то сначала изучил все проблемы, которые имеются на сегодняшний момент. Понятно, что самая кричащая проблема — это начало планового приема. Поэтому мы с коллегами приняли решение, что с 1 сентября начнем плановый прием с определенными ограничениями, пока это по ОМС лечение глаукомы, увеитов и платная коррекция зрения. Должен быть результат на ковид, плюс мы продлили время приема одного пациента, чтобы они не толпились в коридоре. Соответственно, мы сами приглашаем пациентов, тех, кто был записан ранее на операцию, но которую отменили из-за пандемии. То же самое и с пациентами, у которых неотложное состояние. С приказом приема можно ознакомиться на нашем сайте, следующий этап — по катарактам, начнем с 25 сентября постепенно оперировать. 

Теперь по поводу тех операций, которые мы делаем. Мы начали делать плановые операции по глаукоме и введению ингибиторов ангиогенеза. В палатах сейчас лежит по одному пациенту, а не как раньше по 2-3, чтобы минимизировать контакт. Люди должны отнестись к этому с пониманием, потому что пациенты к нам обращаются пожилого возраста. Не дай бог кто-то у нас заразится, никто из нас не хочет брать на душу такой грех. Мы создали все условия, чтобы ковид в больнице не распространился. Надо отдать должное коллективу, который четко все выполняет. Как говорится, на ошибках учатся. 

По катаракте мы пока делаем только экстренные операции, где есть угроза полной потери зрения. В целом катаракта — это плановый прием, который можно сдвинуть. Понимаю людей, что им хочется сейчас. В офтальмологии выделяют две причины потери зрения. Первая — из-за высокого давления, атрофии зрительного нерва, вот тогда зрение вообще не восстановится. И из-за катаракты, которую можно убрать — и зрение восстановится. И там сроки особо не повлияют. Также мы начали делать платные операции. Это только по коррекции зрения, и опять же очень ограниченно. Было очень много вопросов по этому вопросу, методические рекомендации позволили нам это сделать. 

В части развития службы первое — это Арктика. Получаю очень много информации о том, что в арктических районах не хватает офтальмологов. Или о том, что человека направляют к нам на операцию — а это достаточно длительный перелет и приличная стоимость, — и тут выясняется, что брать мы его не будем. Это финансово накладно, поэтому мы решили заняться Арктической зоной в части того, чтобы усиленно проводить телемедицинские консультации, оснастить определенным оборудованием, чтобы врачи нашей клинической больницы получали дистанционно анализы, а местные офтальмологи расширили диапазон их диагностики. Но здесь главное условие — они должны стать нашим филиалом, потому что оснащение идет по нашей линии. В чем преимущество? Если это филиал, то мы при уходе человека в отпуск командируем туда офтальмологов нашей больницы и, соответственно, обеспечиваем постоянное присутствие офтальмолога на месте. Это мы продолжаем те наработки, которые уже были сделаны Анатолием Николаевичем и коллективом. Филиальная сеть — это хорошее направление, которое мы модернизируем и продолжим. 

Какие сроки ставите по Арктике?

— Сейчас мы готовим концепцию и стратегию. Я думаю, что постепенно начнем с 2021 года и далее продолжим до 2025. Надо понимать, что это достаточно амбициозный проект. 

По расширению спектра услуг. Мы сейчас продумываем вопрос выездных бригад, которые могут выезжать из РБ и оперировать непосредственно на месте. Для этого нужен определенный тариф, который покрывал бы транспортные расходы груза. Надо отметить, что врачи берут с собой более 700 кг медицинского оборудования. Этот вопрос требует детального обсуждения, чем мы сейчас и занимаемся.

Далее, это то, о чем говорит глава республики, — экспорт наших медицинских услуг. Офтальмологическая больница в республике — одна из самых лучших в ДФО. Это признают и коллеги. Мы свои услуги можем предлагать и соседним регионам страны. Это Чукотка и Магадан. Сейчас у нас есть прямые рейсы между Певеком и Якутском, Анадырь — Якутск, Магадан — Якутск. Есть шанс на взаимообмен. Но это перспектива только на 2022 год. Тем не менее внимание к нам есть. Это что касается клинической части работы. 

Вторая часть — это научная. Здесь мы с университетом СВФУ должны обсудить вопросы в части науки. Есть идея создания на базе нашей клинической больницы соответствующей кафедры, которая осуществляла бы подготовку кадров. Это тоже вопрос, который требует детальной проработки. 

Далее, это лечение детей. У нас взрослая клиническая больница, и дети к нам не поступают. Если требуется оперативное лечение, они поступают в Центр охраны материнства и детства НЦМ РБ-1. Единственное место, где мы обслуживаем детей, это пункт неотложной помощи. После ребенок проходит лечение по месту жительства. Тут у нас в планах совместная работа наших служб. Думаем о формировании отдельной специализированной детской службы, которая объединила бы в себе хирургическую службу Медцентра и наш пункт неотложной помощи. Также у нас есть идея создать для детей хороший кабинет охраны зрения, где они тоже могли бы получать медпомощь. Это перспектива 2021 года точно. 

Вообще, желающих поступить на госпитализацию очень много. Мы сейчас с коллегами думаем о том, как упростить этот процесс, возможно, где-то надо сократить количество анализов. Думаем: что для этого нам мешает, какие есть приказы Минздрава, Роспотребнадзора по кори, яг, например. То есть мы делаем все возможное, чтобы людям было проще и доступнее получить тот вид помощи, который они желают. У меня всегда и везде была цель создать комфортные условия для пациента, и коллеги это понимают. Поэтому мы будем работать именно в этом направлении. 

В комментарии News.Ykt.Ru о вашем назначении вы сказали, что оно было неожиданным. Почему? Прочитали комментарии к этой новости?

— Как я мог этого ожидать? Я не ходил никого выпрашивать, не просил о должности. У меня были совершенно другие планы на жизнь. Я думал: вот поработаю с ковидом, вернусь к себе в пригородную службу. У нас там были идеи по развитию.

Самый популярный комментарий под этой новостью был: как можно телеведущего назначать главным врачом? Думаю, что это, конечно же, от незнания. Я отработал в медицине достаточное количество времени, по образованию врач, кандидат медицинских наук и доцент по специальности в здравоохранении. Поэтому на подобные комментарии не обижаюсь, это от незнания. Люблю и уважаю конструктивную критику, где четко все разложено, есть какие-то идеи и предложения.

Говорят: бегает туда-сюда. А что, надо обязательно держаться за кресло? Вот этого не могу понять. Если мне еще хочется что-то новое реализовывать, проекты новые? В этом нет ничего плохого. Так же и о карьере. Для меня карьера — приносить пользу людям. Где бы я ни работал, это мой основной принцип. Для понимания тезисно перечислю, что было сделано:

Минобщество. За период работы мы увеличили в три раза финансирование со стороны РФ реализации национальной политики. Что мы сделали на федеральные деньги? Начали поддерживать НКОшников, купили новое оборудование в Дом дружбы народов. Далее, у нас заработала определенная система мониторинга межнациональных конфликтов. Мы всегда оперативно на них реагировали. 

Минмол. Во-первых, мало кто знает, что в рейтинге органов власти, реализующих молодежную политику в РФ, мы как раз в 2018 году «скаканули» почти на 30 позиций. Отмечу: в довольно кризисный по финансам год. Почему так получилось? Потому что мы начали реализовывать мероприятия без дополнительного привлечения бюджета. Допустим, одно из этих мероприятий без копейки бюджетных денег — выступление талантливой молодежи на площади. Молодежи что нужно? Им нужна реализация. Мы просто их попросили, а они выступили. Это был День Земли, мы также организовали сбор батареек совместно с Минэкологии, подготовили ребятам аппаратуру. Когда был паводок, мы организовали сбор и доставку гуманитарной помощи и по линии студенческих отрядов — восстановление жилья людей, вот конкретный результат. Люди спасибо говорили. Далее, это различные акции в соцсетях, формирующие, например, патриотическое воспитание у молодежи. Это тоже бесплатно. По финансам и долгов не накопили и со всеми вовремя рассчитывались. Кстати, в рейтинге исполнительной власти мы были в десятке. Со Степаном Анатольевичем, нынешним министром, мы в очень хороших отношениях, и он продолжает эти направления и успешно их развивает. 

Везде был результат. Если этого никто не видит, это не означает, что его не было. Взять даже работу в Жатае. Мы там запустили три объекта здравоохранения, оснастили оборудованием, приняли новых врачей и еще расширили свой спектр деятельности на пригород. Комментаторы, спросите у жителей Жатая: стало лучше или хуже? Критиковать можно, но надо с умом. 

Если бы вы остались министром молодежи или стали главой Жатая, продолжали бы медицинскую практику? Вам было бы комфортно в этих креслах без медицины?

— Определенным образом бы продолжал. По крайней мере всегда держал бы руку на пульсе. Потому что глава, министр — это же временно, а врач — на всю жизнь. 

Пишут: карьерист, лизун, рвется к власти. Задаю острые вопросы там, где это нужно задавать, а не занимаюсь популизмом или хайпом на публику, как некоторые. И никогда не держался за кресло. Поверьте, меня часто спрашивают: может, на телевидение вернешься? Тоже рассматриваю этот вопрос. Почему нет, если буду успевать. Когда люди пытаются задеть в комментариях, иногда им отвечаю, если есть интересные идеи. Остальных пропускаю мимо ушей и отвечаю им как психолог, а то возникает такое ощущение, что некоторым нужна такая помощь. Критиковать за дело — согласен, а просто так — нет. Конечно, критика будет всегда. Ее не будет только тогда, когда ты ничего не будешь делать, да и знать тебя в таком случае никто не будет. 

Работа на ТВ — это было больше творческое стремление или вам, как публичному человеку, важно было быть на виду?

— Творческое стремление, конечно. Одно дело, когда ты общаешься только с медиками и у вас свои темы для разговора, другое — с разными людьми из разных сфер. Когда к тебе, к примеру, приходит гость из сферы культуры, ты готовишься, читаешь о мероприятии, событии, деятельности, которой занимается человек. И благодаря этому ты наполняешь свой багаж знаний, расширяешь свой кругозор. Вот почему мне нравится там работать. На самом деле, иногда быть на виду — тяжелая ноша. Потому что тебя узнают и ты должен соответствовать определенным нормам поведения, потому что наше общество требовательно в этом плане. Приходится соответствовать. 

«Глава, министр — это временно, а врач — на всю жизнь». Почему вы выбрали медицину? У вас в семье есть медики?

— У меня в семье нет медиков. Родители у меня ветераны отрасли связи, сейчас на пенсии, у них, можно сказать, одна запись в трудовой книжке. Брат занят в сфере IT-технологий, занимается программированием. 

Здесь есть влияние разных факторов. Наверно, все началось в детстве, когда я помогал своей бабушке. Я научился мерить давление лет в пять или шесть, причем таким простым тонометром. Также проявлялись определенные личные качества: чувство сопереживания, желание помочь ближнему. Плюс еще химия и биология неплохо шли в школе. Я еще отучился в Малой медицинской академии, перед тем как поступить в Мединститут. Поступил я на бюджетное место. Тогда, помню, 17 баллов набрал: 10 — по химии, 7 — по биологии. Когда я увидел, что у меня 10 баллов по химии, я аж сам «выпал». Это была такая радость. 

6 лет — в Мединституте, потом два года — ординатура, аспирантура, написание кандидатской диссертации, затем работа в различных учреждениях здравоохранения: студенческая поликлиника, в Жатае, Медцентре, ковидном отделении. 

Кто-то там написал, что я врачом не отработал. Ребята, у каждого свое мнение. Если учился на организатора здравоохранения, то и работаю организатором. В нашей работе есть очень много нюансов, о которых не должен думать, допустим, тот же самый врач-кардиолог. Это моя головная боль как организатора. Организатор и «лечебник» не всегда одно и то же лицо. Есть хорошие «лечебники» и хорошие организаторы, не спорю, но для этого нужно пройти соответствующее обучение и немного изменить мышление в подходе и решении определенных вопросов. 

Например, с ковидом я выступал в роли «лечебника». Мы с коллегами принимали решения по лечению, консилиумы проводили. Речь не о том, отработал или нет, не в этом суть. Надо просто делать все возможное для достижения результата. Поэтому к этому отношусь скептически. И вообще, извините, но я учился. Если взять учебу, то я учился с 1999 по 2013 год, когда я защитил диссертацию. Почти 14 лет учебы в меде и плюс еще стаж. Начал работать сразу после окончания Мединститута, надо еще не забывать, что во время учебы в институте и в школе в последних классах я работал санитаром в Национальном центре медицины. Путь-то прошел от санитара. Я не боюсь никакой работы. Вдруг что-то не сложится? Не страшно. Еще преподаю, пойду дальше преподавать и сейчас не прекращаю это дело. И таксистом работал, и ничего. Спокойнее надо относиться ко всему. Жизнь — сложная вещь, неизвестно, куда занесет, надо быть готовым. 

Почему вы так внимательно изучаете комментарии?

— Потому что хочу узнать проблемы и понять психологию людей. Вот ты меня не знаешь и строчишь про меня гадости, а кто тебе дал право? Понимаю, папа, мама, жена, друзья, коллеги по работе, учителя мои. А тут-то? Льют и льют. Я себе такого не позволяю. Мой ник зарегистрирован, отвечаю людям и не скрываю своей позиции, а они еще и скрываются. Причем некоторых, кстати, знаю, они там следы-то свои оставили. Все это легко обнаруживается. И, конечно, был удивлен, узнав некоторых, какие люди двуличные. 

Каков ваш вывод, в них больше конструктива или негатива?

— Иногда просто прет какой-то негатив. Не понимаю, на что озлоблены люди. Они думают, что медом намазано, пожалуйста, приходите, посмотрите, поработайте. Я не против. Когда я в Жатае начинал работать, кто-то тоже не верил, слухи были. Но у нас же все получилось, никто ничего теперь не говорит. Я за результат. 

Где еще приходилось отстаивать свое имя?

— В коллективах нормально воспринимали, в принципе, везде все было спокойно. Я всегда отношусь к людям положительно. У меня нет такого, что напрасно держу камень за спиной. Но не надо на добро отвечать злом. Вот это, наверное, главная проблема у некоторых. Помню один случай в университете. Помогал одному мальчику по химии, он был на курс младше меня, помогал чисто по-человечески, состояли вместе в профсоюзе. И вроде подтянул его, он сдал экзамены. Позже узнал, причем все это подтвердилось, что он меня везде поливал грязью. Вот это для меня было первым таким разочарованием. 

Часто приходилось разочаровываться в людях?

— Бывало. Всегда говорил, что предать могут только свои, потому что ты им доверяешь. 

Многие пишут, что вы КВНщик, так ли это? 

— Я люблю здоровый юмор и сам КВН, ведь в него играют люди творческие, активные, сообразительные. Мне самому не довелось быть частью этого движения, и в команде КВН не играл, но часто ходил на студенческие игры в нашем университете. 

У вас есть сын, жена. Пару слов о семье. Какой вы родитель? Что, по-вашему, главное в воспитании современных детей?

— Жена работает там же, в Минэкологии. Сыну 9 лет, школьник. Учится в обычной школе. 

Надо любить своих детей, поддерживать их стремления, но в то же время быть строгим. Хоть я по натуре добрый человек, но мне приходится быть строгим по отношению к сыну и в коллективе тоже приходится. 

Семья, конечно, самое главное для любого человека. От того, как ты воспитаешь своих детей, зависит то, как они потом будут вести себя в обществе, окажут ли поддержку своим родителям. Сейчас пока молодые люди об этом не думают, а я всегда об этом думал. Рано или поздно наступит тот момент, когда тебе будет нужна помощь твоего ребенка. 

Вы за результат, за добрые отношения, сопереживание. Какие еще качества в себе выделите?

— Людей не обманешь, они все видят, особенно те, с кем ты работаешь. Да, подлости в моей жизни хватало. Что поделаешь? Живем дальше. 

А так человек я целеустремленный, напористый. Где бы я ни работал, хочу, чтобы был результат и польза людям. Злить меня не надо, это не есть хорошо. Но я достаточно уравновешенный человек и выработал это со временем. Есть мелкие проблемы, из-за которых люди ссорятся и ругаются. Просто надо понимать, что это такая мелочь по сравнению с более глобальными проблемами, которые существуют.

Как вы отдыхаете, чем увлекаетесь? Что вас вдохновляет, придает вам сил?

— Природа Якутии. Я вообще люблю путешествовать по республике. Якутия самобытна и уникальна, очень сильно манит девственная чистота природы. Поэтому летом я стараюсь осваивать новые маршруты. По России тоже стараюсь открывать интересные места, объекты, например во время командировок. Рыбалку, конечно, люблю. Она дает мне чувство успокоения. Но я никогда не ловил рыбу мешками, мне этого не надо. Предпочитаю спиннинг, люблю чувство азарта.

Кем вы видите себя лет через 10? 

— Буду там, где буду полезен людям. Не предугадаешь. У меня нет цели сидеть в одном и том же месте. Если я работаю и процесс пошел, механизм начинает крутиться годы наперед. А сидеть и просто зарплату получать — не мое. Неугомонный, на пенсии посижу отдохну. Вот 16 сентября сдал свою плазму с антителами, надеюсь, спасет кому-нибудь жизнь.

Автор: Марианна Тойтонова

Добавить комментарий