«Я с детства жил мечтами о небе». Молодые авиаторы запустили воздушный шар в Якутии и хотят создать парк аэростатов — card-muz.ru

12 сентября в небо взмыл воздушный шар. Степан Перевознюк и Евгений Афанасенко шли к этой цели четыре года. Они рассказали News.Ykt.Ru о том, как все началось, о нашумевшей посадке, а также подняли журналиста в воздух.

В сентябре социальные сети взорвала новость, что воздушный шар совершил аварийную посадку в селе Улах-Ан Хангаласского улуса. На видео зафиксировано, как воздушное судно задевает дерево и приземляется во дворе частного дома. Тут же была начата проверка якутской Росавиацией, затем дело передали в Следственный комитет. 

«Все было запланировано, все прошло по плану. Критической ситуации не было, а преподнесли так, как будто мы упали с неба, — смеется владелец воздушного шара Степан Перевознюк. — Шар коснулся дерева по касательной линии, а не врезался. Такие трюки — обычное дело для воздухоплавательного спорта, а наш пилот Илья Вертипрахов — профессионал своего дела, мастер спорта. Мы ездили в Росавиацию, писали объяснительные, все нормально». 

Компания «Саха Аэростат» официально появилась в этом году. Но сам воздушный шар в Якутске уже три года. Основатели фирмы, молодые авиаторы, шли к своей цели целых четыре года.

Степан Перевознюк и Евгений Афанасенко в среде авиаторов давно. Степан работает в фирме по заправке самолетов в аэропорту Якутска, Евгений специализируется на проверке и закупке летного оборудования. Оба — инженеры с высшим образованием. Третий их компаньон Илья родом из Кунгура Пермского края.

— Самое идеальное место для полетов — в Хангаласском улусе, около села Улах-Ан. Там зона G, которая подходит для воздушных судов, а в самом Якутске — зона C, которая предполагает некоторые ограничения, но можно осуществить подъем шара на привязи. Мы на днях подали заявку в мэрию города на разрешение демонстрации на площади Орджоникидзе. Надеюсь, нам не откажут, — рассказывает Степан. 

— Как все началось? Мы с Женей давно дружим, оба работаем в одной сфере. Внутри нас всегда было желание создать что-то такое классное, связанное с полетами, небом, туризмом. Правильно говорят, что мысли материальны. Нам поступило предложение о выкупе воздушного шара. Он у нас сертифицированный, заводской, мы постоянно возим с собой две толстенные книги с руководством по эксплуатации. 

Купили шар три года назад, перевезли в Якутск. А сами еще с 2016 года осваивали документацию. Вошли в клуб «Аэровальс». Это единственный клуб по всей России, который базируется в Москве. Там проводят курсы, по итогам которых федеральная Росавиация выдает лицензии на полеты. Воздухоплавание — очень серьезное направление, с кучей ограничений, требований и прочего, ведь это полеты. На первом месте стоит безопасность. 

Корзина сплетена из ротанга, внутри — четыре газовых баллона, за счет которых нагревается воздух. Аэростат весит около 300 килограмм и в надутом виде — высотой с пятиэтажный дом.

Парни раскладывают оболочку шара и начинают надувать ее сначала ненагретым воздухом из вентилятора.

 

По словам Евгения, ждать три года, пока шар хранился в специализированном ангаре, было несложно:

— В сфере авиаторов не принято торопиться. Неправильное решение — это угроза здоровью и жизни. Некоторые спрашивали: как у вас терпения хватает идти через все эти бюрократические заслоны? Но все требования безопасности писались кровью, и все это жизненно необходимо. 

Мне иногда снилось, как я лечу на воздушном шаре, — говорит Евгений. — По идее, мы должны были запуститься еще весной, но пришлось все перенести. Аэростат эксплуатируется до -25 градусов, думаю, до этого мы успеем пройти все апробации. 

Шар готов к запуску. По инструкции, все полеты регистрируются через хабаровский центр. Пилот Илья звонит им, говорит координаты, время и после завершения полета должен отчитаться.

Нереальное чувство оторванности от земли невозможно описать никакими словами. Теплый воздух как будто вымывает всю окружающую суету. Мы — на высоте 1063 метров. Несмотря на смог, вид потрясающий, а машины внизу медленно утопают в дыму. 

— В этом и прелесть полетов. Некоторые мои пассажиры специально поднимались в воздух, чтобы помедитировать, поиграть на скрипке, побыть с самим собой, отвлечься от мира, — говорит Илья. — К сожалению, видами в полной мере сегодня не насладишься. Обычно на высоте дым рассеивается, но пожары настолько сильные, что даже в километре над землей дым не пропадает. 

Воздухоплавание для меня не только спорт, бизнес, это образ жизни. Я с детства жил мечтами о небе и ощущаю себя счастливым человеком. По идее, я собирался взять отпуск и рвануть на юга, но получилось, что приехал в противоположную сторону (смеется). Мне очень нравится настрой парней: они такие собранные, терпеливые, настоящий суровый северный характер. Вот заметил, что чем сложнее климат, тем проще люди. 

Якутия сама по себе уникальна. В Екатеринбурге во время полета — в основном поля да поля, а тут практически везде рельеф. На днях мы собираемся на Ленские столбы, я их сам еще не видел, но ребята говорят, что это будет незабываемо. 

Мы на высоте 1063 метров, скорость — 15,8 км/час. Максимально шар может подняться на высоту 5 километров, 1 километр — минус 5 градусов. Направление регулируется через воздушные потоки, — объясняет Илья. — У меня два руля: газовая грелка и веревка, которая приоткрывает клапан наверху шара. Вообще, 80% успешного полета — это наземная подготовка. Перед вылетом я перепроверяю скорость ветра, давление. Потоки меняются, и, чтобы лететь в нужном направлении, нужно регулировать высоту полета, чтобы войти в нужный поток. Это все нарабатывается годами. На соревнованиях по полетам на воздушном шаре одним из приоритетных направлений является приземление в заданной кадастровой точке. 

Какое-то время мы висим в «пустом потоке» на одном уровне, затем Илья говорит, что приземляться будем возле с. Улах-Ан. Он то поднимает, то опускает шар в поисках нужного направления ветра, и через 5 минут мы плавно плывем в сторону села. 

— Довольно-таки поздно, приземлимся возле села, а не во дворе, людей сейчас пугать не будем, — улыбается он. — Каждый раз при приземлении чувствуем себя рок-звездами. Все снимают на телефоны, машут, приветствуют. Очень классное ощущение, в других городах такого ажиотажа нет. 

Когда мы приближаемся к земле, паря над трассой, видим, как машины останавливаются, включают аварийки и люди выбегают с телефонами в руках. После приземления подъезжают, интересуются ценами на полеты. 

— Мы пока на стадии раскрутки, цены не установлены, — говорит Степан. — Вообще, у нас очень большие планы. Мы хотим создать парк воздушных шаров. Может, в будущем приобретем еще дирижабль. Это перспективное направление, которое может достичь небывалого развития в Якутии. У нас уникальные виды, поверьте, с воздуха все намного прекраснее, чем с земли. Эта аура непередаваема, ее можно только прочувствовать самому и сохранить в сердце. В следующем году мы хотим пересечь Верхоянский хребет. Конечно, это амбициозная идея, но мы уверены, что справимся! А пока наслаждайтесь видами на реку Лену, которую мы перелетели за 45 минут.

Добавить комментарий