Жизнь в Якутске и цена миграции. Откровенный разговор с Уулжан, переехавшей из Бишкека — card-muz.ru

27-летняя Уулжан Даулетбекова в начале октября выпустила книгу «Дневник мигранта», где рассказывает о трудностях, с которыми приходится сталкиваться женщинам-мигрантам в Якутии. В интервью News.Ykt.Ru Уулжан рассказала о любви с якутом, цене прописки и потерянных детях гастарбайтеров.

Шесть лет назад Уулжан приехала со старшей сестрой из Киргизии, как и многие мигранты, за большим рублем. Тогда, да и сейчас, говорит она, зарплата в России намного выше. Сегодня средняя зарплата в ее родном Бишкеке составляет 6-10 тысяч рублей.

Поэтому более 13% кыргызстанцев живут и работают за пределами своей страны, большая их часть — в России. Киргизская экономика зависит от мигрантов сильнее всех в мире: денежные переводы граждан на родину составляют более трети ВВП страны. 

«Якутск — рой комаров и солнце, которое никогда не садится»

— Это было в июне 2014 года. Бишкек мне казался дырой, из которой нужно вырваться. Наступил первый перелет в моей жизни: представляла сияющий мегаполис, построенный на алмазах, но в окошко иллюминатора увидела маленький населенный пункт вокруг болот. Мы с сестрой переглянулись: «Отлично покатались на самолете, может, обратно домой?» Но деваться было уже некуда. Нас встретила подруга сестры, она нашла нам квартиру на Богдана Чижика. В двухкомнатной жили семь человек. Первое, что меня удивило в Якутске, — это рой комаров, солнце, которое никогда не садится, и странная на вкус вода из-под крана. Оказывается, воду из-под крана тут не пьют, как у нас.

Я думала, что не смогу тут жить, максимум продержусь год. И вот уже шесть лет я живу в Якутске, подаю на российское гражданство и жду окончания пандемии, чтобы сыграть свадьбу с якутом Афанасием.  

Сколько стоит снять угол в такой квартире? Конфликты были? 

— По-моему, за 10 тысяч тогда сняли. Мы с сестрой жили в одной комнате, в другой — пять других девушек. Кухня одна. У нас были прекрасные отношения с соседями. Вместе закупались продуктами, делили кров и пищу.  

Уже потом, скитаясь из квартиры в квартиру, столкнулась с земляками, которые могут постучаться, когда ты ванну принимаешь, и сказать: «Слишком много воды тратишь». Или придираются по каждой мелочи. 

Когда приехала в Якутск, уже знала, чем будешь заниматься? Заранее нашла работу?

— По приезде. Мы тут делали документы. Я никогда не сталкивалась с оформлением документов до этого. В аэропорту мне дали маленькую миграционную бумажку, как оказалось, это самый нужный документ. Устроившись в новой квартире, я весь лишний мусор выбросила, в том числе и эту бумажку. Потом женщины мне объяснили, какие документы нужны. Еле нашла ее в мусорке.

Какие документы нужны? 

— Надо было сделать прописку, миграционный патент и санитарную книжку. Прописались за десять тысяч. Хозяйку в глаза не видели, просто отдаешь деньги.

Первая работа в Якутске?

— Устроились кассирами в кафе «Рублевка» на Короленко. Помню первый рабочий день, говорю покупателям: «С вас еще два сома». Они на меня смотрят: «Какие сомы?» Я отвечаю: «У меня копеек нет, дайте мне два сома, я вам три отдам». Первые рубли именно тогда в кассе и увидела, до этого не видела российских денег. 

В один прекрасный день заходит полиция — в форме и с камерой. Я стою за кассой, работаю. Камерой прямо в лицо: «Выходите, где ваши документы? Вы не имеете права тут работать». Никогда не думала, что когда-либо буду бояться полиции. Нас забрали, проверили и сказали, чтобы мы там больше не работали. В 2014 году мигранты не имели права работать в больших ООО, только в маленьких частных компаниях. Тогда мы ничего не знали. Сейчас все понятно, легко стало: устраиваешься на работу, обязательно заключаешь четкий договор.   

Я после этого стала бояться полиции. Вижу человека в форме — сердце начинает биться сильнее. 

Почему именно в Якутск решила приехать на заработки. Почему не в Москву?

— Если честно, считается не престижным ездить на заработки в Россию, люди стараются уехать в Европу. Я хотела в Турцию, но говорили, что там опасно для молодых девушек. А если человек в Америке побывал, то это считается успехом. 

Мне было 21, я просто хотела куда-нибудь уехать. Задумывалась о Москве. Но в Якутске были знакомые родителей, а то меня не отпустили бы. Считается, что в Якутске зарплата выше, чем в других местах. Мне рассказывали, что здесь, работая в салоне красоты администратором, можно за месяц заработать две тысячи долларов. Думала всего на один год приехать, заработать денег и уехать. Но все сложилось не так. 

В твоей книге больше про земляков написано? 

— Да, я честно признаюсь, что не слышала такого, чтобы якут кого-то кинул на деньги или парень-якут сбежал. Часто обманывают свои же. А ведь мы доверяем на чужбине первым делом землякам…

Сталкивалась с пренебрежением к мигрантам от местных? 

— Честно, нет, мы же внешне очень похожи. Меня за якутку принимают. Но бывают случаи, когда говорят «гастарбайтеры». 

«Триумф» и свадьба с неверным

А в дни «Триумфа» два года назад?

— Мне почему-то совсем не было страшно. Да, хаос среди земляков был, многие тогда уехали. А я на следующий день ходила в кино. Как раз в тот момент, когда собиралась толпа на Комсомольской, я гуляла со своим будущим мужем по парку. Он якут. И за это время у меня появилось очень много друзей среди местных. 

Я никого не оправдываю и не виню. У нас на родине так бы поступили, если бы приезжие так себя вели.

Тогда и сейчас я окружена больше местными, благодаря их поддержке подала на российское гражданство. Близкие называют меня Улей, теперь и в паспорте буду Ульяной.

Были моменты, когда мне говорили: «Ты же мусульманка, тебе так нельзя».

Что нельзя делать мусульманке? 

— Многие земляки говорили, что мусульманка не должна встречаться с якутом. С христианином еще можно, а с язычником — неверным — категорически нет. Естественно, курить, пить, материться, открыто одеваться нельзя. Запретов очень много. Я считаю, что вера должна быть изнутри, а не на публику.

Несмотря ни на что, вы женитесь?

— Да. Я никогда не думала, что выйду замуж за якута. Мы уже два года общаемся, собираемся пожениться, ждем окончания пандемии, чтобы поехать домой и получить благословение у моих родителей. Да и документы из Кыргызстана нужны о том, что я никогда не состояла в браке.  

Расскажи, почему именно он? 

— Он не пьет, не курит, мы познакомились на работе. Он был курьером, я — диспетчером. С первого взгляда друг другу не понравились. Узнав его, поняла, что дело не в нации, а в поступках. Он настоящий человек с большой буквы, честный, порядочный, благородный. В нем много качеств, как у моего отца. А для меня отец — это образ идеального главы семьи.  

А если жених скажет отказаться от своей религии? 

— Он такого никогда не скажет, я уважаю его религию, он — мою. Я тоже никогда не посмею ему такое предложить.

Расскажи о своей семье.

— Папа — преподаватель в колледже, мама — бухгалтер. Детей пятеро: четыре старшие девочки и один мальчик. У меня очень хорошая семья.

Ты описываешь в книге драмы из жизни других людей, а в чем твоя драма? 

— За последние два года я очень изменилась. До этого сильно обижалась на свою судьбу. Я мигрирую как добытчик денег. Хотя я сама выбрала этот путь. Каждому мигранту нужна помощь психолога. Я открыла свое кафе, у меня появились люди, которые старше меня, которые вдохновляли и учили меня. Афанасий появился в моей жизни. Поняла, что нужно развиваться. Значит, так было начертано, что моя судьба — это Якутия. И все складывается правильно. Я пять лет не признавалась себе, что люблю Якутию. Теперь я открыто могу говорить об этом. Раньше говорила: «У нас в Бишкеке яблони цветут, фрукты круглый год». Теперь приезжаю в Бишкек со словами: «Вы не представляете, как прекрасно у нас в Якутии». 

Не хотите переехать с Афанасием в Бишкек после свадьбы? 

— Нет. Афанасий — патриот. Хотим просто съездить, познакомить родителей. 

Как его родители тебя приняли? 

— Очень хорошо. 

Разбитые о суровую мигрантскую жизнь мечты

Сейчас ты занимаешься только писательством? 

— Да, я работала менеджером в ресторане «Вилка-ложка». Параллельно писала книгу. Очень устала, решила взять перерыв. Сейчас пишу книгу о межэтнических браках. Есть, что рассказать. 

В какой момент ты решила написать книгу? 

— Я никогда не думала, что когда-либо займусь писательством, возьму ручку и на бумаге буду излагать свои мысли. Все получилось спонтанно. Я, как многие мигранты, работала каждый день без выходных. Настолько устала, что в какой-то момент задумалась: «А зачем я здесь? Я ведь приехала за мечтой своей». План был такой: заработать денег на мечту и уехать отсюда. Мне было всего 21, я мечтала стать известной певицей. Хотя бы записать песню. А прошло уже шесть лет, но так ее и не воплотила. Начала обижаться на судьбу — мол, шесть лет топчусь на одном месте, нет никакого роста, а мне уже 27 лет, я до сих пор не понимаю, кем хочу стать.

Моих земляков тут очень много, столько драматических историй. Я все их пропускала через себя. Молоденькие девочки, а жизнь разбита. Все началось с истории Алтын, имя, конечно, изменено. Четыре года назад, после развода с мужем, оставив дочку у родителей, она приехала в Якутию заработать на лучшую жизнь. Тут познакомилась с земляком. Забеременела, он был против. Как-то раз пришел к ней пьяным и избил ее, она защищалась от него, и в какой-то момент у нее оказались ножницы в руках. Она ими воспользовалась. Сейчас Алтын под подпиской о невыезде, родители ничего не знают, думают, что она здесь купается в бриллиантах. Не знают и о том, что на нее заведено уголовное дело, что она тут родила. Это считается у нас огромным позором — родить вне брака. Совсем молоденькая. Ей и 25 нет.

Я пришла домой, не могла уснуть, слова Алтын крутились в голове. У меня у самой депрессия была, мне хотелось плакать. И тут я взяла ручку и бумагу и начала писать про все, что с ней случилось, как она оказалась здесь, как познакомилась с ним и как она с таким шрамом дальше будет жить. Вспомнила истории своих знакомых, как разбивались их мечты о суровую мигрантскую жизнь. Вспомнила историю Айнуры, она приехала в Якутию из деревни. Копила деньги, чтобы купить отцу машину, о которой он мечтал всю жизнь, у него ее никогда не было. Накопила, подарила, вскоре он на этой машине разбился, она винила себя…

Ей сообщили об этом, когда мы были на работе. Она меня так сильно напугала тогда, врачей вызывали. Я задумалась, что, находясь здесь, мы так далеко от своих близких. Она даже не смогла попрощаться с ним. 

Я не заметила, как написала шесть страниц. Захотелось опубликовать, рассказать их кому-то. Мне хотелось кричать, что не стоит молодых девушек 16-17 лет отправлять зарабатывать деньги в Россию. Они никакого образования не получили, многие даже школу не окончили. А образование должно быть на первом месте. 

Мне просто захотелось это кому-то показать. 

Как нашла издателя? 

— Вот я написала шесть страниц. Мне захотелось анонимно опубликовать это где-нибудь. Вышла из дома в десять часов утра. А где печатать? Набрала в 2ГИС «Дом печати» или «Союз писателей». Заблудилась, на светофоре подошла к мужчине с женщиной, спросила: «Вы не знаете, где Дом печати?» Мужчина ответил, что они как раз туда идут. Они так медленно шли, разговаривали. А я привыкла все делать быстро. Шли мы долго. И тут мужчина говорит: «Иди теперь за ней, она тебя проведет». Мы попрощались, он пошел в другую сторону. Мы с женщиной разговорились, и она у меня спросила, зачем я иду в Дом печати. Я ответила, что написала несколько историй, хочу издать. Она остановилась: «Беги за ним, его зовут Борис Иванович, он редактор». Я бегу за ним, не могу догнать. Еле догнала. Он остановился, мы отошли в сторону, сразу же открыл, посмотрел. Говорит, тема интересная, сказал, что надо добавить, что этого мало для книги. Дал номер Ираиды Гаврильевны из «Полярной звезды». Это потрясающие люди, я им так благодарна. 

Цена миграции. В Кыргызстане растет поколение детей без родителей

В итоге решила написать книгу. Как появились остальные истории? 

— В Кыргызстане растет целое поколение детей без родителей, которых оставили у родственников. Очень много разговаривала со своими земляками, среди них была посудница, она уже 15 лет в России. Дети все на родине у родственников. Она говорит, что последний год в Якутске. Достроит последний этаж своего дома и уедет. Показывает фотографии.

Дом в Кыргызстане. Когда я увидела этот дом, у меня челюсть отвисла — настолько огромный, с золотыми воротами, кирпичный, трехэтажный, потом показала мебель, которую они заказали, так даже депутаты не живут. Я только в кино видела такие дома. В тот момент я подумала: «Вот к чему надо стремиться, с кого брать пример! Такая молодец, целеустремленная!» Пришла домой, и тут в ватсап-группе земляков прочитала новость. 

Все карманные воришки, суицидники в Кыргызстане — это дети мигрантов. Дети без присмотра. В охоте за деньгами люди забывают о самом главном — о детях.

Сижу и думаю — а детям такой огромный дом нужен? Детям нужно, чтобы мама с папой были рядом. 

У всех мигрантов есть своя американская мечта — купить собственный дом, квартиру или машину, сыграть большую свадьбу и дать детям качественное образование. Но часто на исполнение этой мечты уходят годы, и дети за это время уже вырастают. Упущенное время никак не вернуть.

Часто бывает так, что дети воспитываются у бабушек и дедушек на родине, но когда они вырастают, родители их забирают сюда. У этих детей, как правило, остается травма, годами копившаяся обида. Да, они не голодные, хорошо одетые, но они все это время жили у родственников. Родители стали им чужими.    

Все время сравниваю то, что здесь, и то, что там. 

Не так давно произошел такой случай. Женщина работала в Астрахани, у нее был единственный сын, которого она оставила родственникам. Через несколько лет заработала средства на квартиру и вернулась домой с крупной суммой денег. Вскоре сын заявил о ее исчезновении. Потом выяснилось, что он ее убил, купил машину и потратил ее деньги с друзьями.

Теряется связь с детьми. Они видят в родителях только банкомат. Мигрантство — большая проблема, у меня не хватает слов написать об этом. Я всегда училась плохо в школе. Колледж закончила благодаря родителям. Никогда не думала, что когда-нибудь напишу книгу. Но все это накипело и вылилось в бумагу.

Как ты в целом оцениваешь жизнь мигрантов в Якутии? 

— Все от человека зависит. Я долго себе не признавалась, боролась с мыслью, что останусь в России. Мне хорошо здесь. Самое главное — надо разобраться в себе. Признаться себе. Все мои друзья сейчас здесь. Только в прошлом году сдала экзамены на гражданство. 

Я благодарна якутскому народу — когда ты чужой, особенно ценишь тепло. 

Как мигранты умудряются копить и отправлять родителям? Наверняка твоя зарплата 40-50 тысяч? 

— Надо каждый день без выходных работать.

И сколько ты отправляешь родителям? 

— Сейчас не отправляю. Все деньги ушли на книгу. А так 35 тысяч отправляла. Живешь на остальные 15 — снимаешь квартиру с подселением. За квартиру пять тысяч отдаешь, пять тысяч на продукты оставляешь, пять — на карманные расходы.

Вот ты заработала денег — исполнила мечту? Записала песню? 

— Нет. В книге я написала, что будто бы исполнила свою мечту, но на самом деле нет. Я только поняла, что люблю Россию, определилась с собой, спустилась на землю. Хочу поступить на журналиста, развиваться в сфере писательства. В этом году не успела. Хотелось бы экранизировать свои истории, познакомиться с хорошим режиссером. 

 

Добавить комментарий