Младенец и передержка животных: зоозащитники рассказали о семье, проживающей в ужасных условиях в Якутске  — card-muz.ru

В социальных сетях распространился пост зоозащитников, в котором утверждалось, что семья, проживающая в бараке города Якутска и спасающая животных, бедствует: «У них денег нет ни на что: ни на еду себе, ни на корм животным».

Автор публикации, зоозащитник Лара Володина отмечает, что три года назад уже рассказывала об этой семье и о том, «как они выживают». По ее словам, недавно она обратилась к ним с просьбой о помощи щенку и котенку и снова услышала «о жутком их существовании».

«Когда-то у них было жилье, в бараке, в страшном, жутком. Но он сгорел, и сгорели бабушка и дедушка этого семейства. Осталась женщина (дочь сгоревших стариков) и ее три дочери. Начались их скитания из барака в барак, арендуют за семь тысяч комнатку в 15 кв. м. В нее входит и коридорчик, и кухонка, и ведро, в которое справляют нужду. Условий там нет: нет воды (привозят бак), спят штабелями, кровати ярусами. Днем на кроватях спят животные — 4 большие собаки, 5 кошек, еще двух щенков недавно подобрали», — говорится в публикации. 

По словам автора, большие собаки укусили щенков, после чего у них начался абсцесс. Однако у семьи нет денег для их лечения в клинике. 

«Старшая дочка беременна, мать накопила ей 150 долларов на роды или на пеленки, но пришлось отдать на послеоперационные процедуры кота, которого принесли на усыпление. Она как раз была в клинике с щенком и не дала кота усыпить, забрала себе», — пишет зоозащитник. 

Автор просит подписчиков оказать помощь данной семье и добавляет: «На той неделе дочка родила, маленький ребенок плачет ночами, может, не наедается. Питаются плохо, не на что, в основном дошираком. Мать всегда падает в обморок, диагноз установить не могут, посылают в Москву, но денег на это нет, везде все платно. Еще есть брат, но он всегда лежит в больнице, она на крохи собирает и относит ему передачки. Животным тяжело наскребать на еду, даже не знаю, чем кормит, но чем-то ужасным». 

Журналисты News.Ykt.Ru связались с данной семьей, которая, как оказалось, проживает в однокомнатной квартире площадью 27 кв. м. Она находится на первом этаже деревянного ветхого двухэтажного дома, расположенного на окраине города. Мать семейства Айталина Анатольевна сказала, что им больше не требуется помощь.

«Все нормально. У нас какой-то цейтнот случился, как раз рождение внучки… Все так неудачно сложилось, еще вот белого кота подобрала, не смогла в клинике оставить, потому что хозяева решили усыпить. Я вообще в шоке была. Извините, я пойду с протянутой рукой ко всем, но я деньги найду и кота своего прооперирую. Все в одно время… Обычно мы более-менее справляемся», — сказала она.

По ее словам, в съемной квартире помимо нее, трех взрослых дочерей и новорожденной внучки в данное время проживают четыре собаки, два щенка и три кошки. 

«Тут живем давно, нас из-за животных не выгоняют. В прошлом году у меня тут две партии щенков было, они весь линолеум содрали. У нас все более-менее стало: дочки начали работать, кто перевелся на заочное, кто бросил учебу. Только одна смогла закончить учебу. Старшая ПТУ не смогла закончить, потому что мама не работает. У меня зарплата была нормальная — 45 тысяч, вы не думайте… На стенах были обои, мы все содрали, так как готовились к ремонту. Думали, что девочки будут работать. В кухне уже начали цементом замазывать… И тут коронавирус: детей всех поувольняли, кто продавцом, кто курьером работал. Мы тут два месяца сидели, чуть с голоду не подохли. А потом вот внучка-партизанка… Старшей дочке что-то с каждым днем становилось все хуже и хуже. Мы уже и врачей вызывали, она в больницу ходила. Гинекологи все проверили — беременности нет. А потом вдруг сказали: „3,5 месяца беременности“», — негодует Айталина. 

Она подтвердила, что ранее они всей семьей проживали с ее пожилыми родителями. «Да, родители сгорели. Квартира в деревне была. Мне и дочке разрешили здесь прописаться. Мы должны три года здесь прожить, потом уже можно будет встать в очередь как нуждающиеся. Та квартира находится в собственности брата. Тетя настояла, чтобы я на брата все переписала, а я хотела, чтобы у нас было пополам. Но брат заболел туберкулезом, и теперь каждое воскресенье таскаем ему еду», — рассказывает женщина. Она добавляет: «В этом году дом признали аварийным, тут прохладно. Хозяева в деревне живут и не приедут сюда, пока их дочка школу не окончит. Они сказали: „Делай, что хочешь, главное, плати“. Еще сказали, что, если я смогу эту квартиру поменять на благоустроенную, то смогу проживать тут до их переезда». 

Айталина Анатольевна рассказала, что животными занимается уже много лет. «Потихоньку скопились те, кто уже никуда не уйдет. Трех кошек не отдам, они уже наши. Мопсиха тоже никуда не уйдет. Пати — большая белая собака, она к нам щенком пришла, всех боится, даже меня. Потом Ненси — ее где-то нашли, она меня увидела и сказала, что я ее хозяйка, и больше от меня не отходит. Еще есть Малыш. Он котов драл, двух убил: мою любимую кошку и еще одного. Остальных в Москву отправили. Но все равно прибавляются и прибавляются… Щенят должны отправить, когда все прививки пройдут. У них швы не заживают. Каждый день на уколы ездим, то троих везем, то двоих», — сетует хозяйка семейства. 

По ее словам, после публикации поста в социальных сетях ей поступала помощь в основном от жителей других регионов. «Мне москвичи в основном помогают, не якуты. Когда в отчаянии была, в группу мопсятников писала, чтобы Филю полечить, потому что у меня деньги закончились. На внучку мы деньги накопили, еще родственники помогали, друзья, достаточная сумма была для выписки и одежды. А тут белый кот… Щенки еще заболели, и все деньги туда вбухала. Сижу и пишу: „Внучку как выписывать не знаю“. И тут мои одноклассники выручили, все купили. Подруга автолюльку в машину купила и букет цветов. Девочки-волонтеры одежду прислали», — рассказывает Айталина Анатольевна.

Она также подтвердила информацию о своем самочувствии. «Нагибаться не могу — просто падаю. Не готовлю, так как могу упасть на плиту. Уже более 5 лет стараюсь, чтобы мне диагноз поставили — не получается. Говорят, что это что-то генетическое, надо ехать в Москву и не факт, что болезнь смогут распознать. При генетическом расстройстве особого лечения как такового нет, только симптоматическое. Просто я биолог, немного разбираюсь. Больше полутора лет я не могу работать», — говорит она.

По словам Айталины Анатольевны, она никуда не обращалась за помощью, в том числе в компетентные органы, и в данное время ей ничего не требуется. 

«Нет, это бесполезно, сказали. Я всех врачей обошла, чтобы мне бесплатную квоту дали, но чтобы поехать в Москву, нужен диагноз. Я сейчас не могу — у ребенка как раз колики начинаются. Потихоньку, наверное, выживем, как говорится. Пока все есть. Сейчас младшие дочери нашли работу. Но, сами понимаете, в условиях города 45 тысяч — это ничто. Одна 20 получает, а вторая 25, но лучше работу найти невозможно. Я летом подавала объявление, чтобы хоть дома чем-то заниматься — иногда была одна буханка хлеба на всю семью. Собакам даем полбуханки, смешиваем с водой. Слава богу, что работу нашли. Боимся, что опять скажут сидеть дома. Надеюсь, к этому времени детское пособие хотя бы оформим, уже будет легче», — сказала женщина.

Добавить комментарий