ПИОНЕРЫ ВАКЦИНАЦИИ: ЛУИ ПАСТЕР И БЕШЕНСТВО — card-muz.ru

Пастер построил свою репутацию на вакцине от бешенства. В ее создании он в значительной степени обязан своим сотрудникам. Впрочем, от этой вакцины пришлось быстро отказаться, поскольку она была очень опасной.

Ну кто не пролил слезу, впервые выслушав историю малыша Йозефа Майстера, спасенного от бешенства великим Пастером! Ах! Эта героическая мать из Эльзаса, отправляющаяся в Париж умолять ученого спасти ее ребенка, укушенного бешеной собакой. И этот благодетель человечества, выхватывающий ребенка из лап смерти! Аллилуйя! Бешенство побеждено. Слава первооткрывателю вакцинации! Эта история столь же прекрасна, как античные сказания, за исключением того, что слишком уж красива, чтобы быть стопроцентной правдой. Присмотревшись к Пастеру, можно понять, что за ним скрывается более сложная и менее лестная правда. Вот реальная история открытия вакцины против бешенства Луи Пастером.

В 1881 году, после разработки со своим помощником Эмилем Ру вакцины против сибирской язвы для овец и коров, химик (не будем забывать, что он не был врачом) решает создать вакцину для людей. Он выбирает бешенство, которое приводит к множеству смертей, а также является фатальным для многих видов животных, которые будут ему полезны для проведения опытов. Еще одно огромное преимущество этого зла – его очень долгая инкубация. Между укусом и появлением первых симптомов может пройти месяц. Таким образом, вакцинация сразу после укуса может в достаточной степени укрепить иммунную систему перед массивной атакой вируса. Эта фундаментальная задержка – открытие не Пастера, а ветеринара из Лиона по имени Пьер-Виктор Гальтье. Он даже первым создал для овец иммунитет против бешенства. Но кто помнит этого ученого?

Присвоил?
Пастер, который вовсе не был ангелом, приложил все усилия, чтобы раскритиковать работы бедного Гальтье, а все для того, чтобы в конечном итоге присвоить его труды себе. Ну была у него такая привычка! Чтобы снизить вирулентность вируса и использовать его в качестве вакцины, Пастер решает заразить обезьян путем передачи зараженной ткани от одной к другой. В конечном итоге это оказывается ложным путем.

Тем временем Эмиль Ру исследует второй способ: он берет зараженную ткань у больного животного, которую затем подвергает искусственному старению под током кислорода. Через две недели зараженная ткань становится неспособной убить собаку. Видя эффективность этого метода, Луи Пастер запросто присваивает его себе. Да, он улучшает его и проверяет его эффективность на многих собаках. Но вот работает ли это на людях?

Она умирает в 10:30 утра
2 мая 1885 года пациенту в больнице Неккера с симптомами, типичными для бешенства, делается инъекция вакцины Пастера-Ру. Он выздоравливает. Но вскоре выясняется, что он… не болел бешенством. Второй пациент – 11-летняя девочка по имени Жюли. К сожалению, вакцинация проводится через полтора месяца после укуса, а это означает, что время упущено. Она умирает на следующий день после первого укола. Об этой неудаче сохраняется полное молчание. Вот что Пастер отмечает в своем лабораторном журнале: «Бешенство – человеческое бешенство – 11-летняя девочка из Сен-Дени. 22 июня – Маленькая девочка, очаровательный ребенок (по имени Жюли-Антуанетта Пугон) лет десяти, укушенная шесть недель назад, но точный день неизвестен, за верхнюю губу (при попытке вытащить свою собачку из-под кровати). Меня предупредил Д. Бомец, которого в свою очередь предупредил доктор Леруа де Барр сегодня утром 22 июня. Я еду в Сен-Дени. Прибытие в 6 утра. Вот уже два дня ребенок плохо себя чувствует, у нее болит голова. Я вхожу в больницу утром 22-го.

Я ее осматриваю и вместе с доктором Леруа де Барр прихожу к выводу, что она сильно поражена бешенством. По моей просьбе г-н Лерой вводит под кожу ниже нижних ребер по шприцу Праваса1, по одному с каждой стороны, костный мозг, разведенный в стерилизованном бульоне от зараженного кролика (костный мозг через 7 дней). В полночь новая прививка из пробирки с костным мозгом от 17 июня – 5-дневная консервация. 23 июня. Я осматриваю малышку в 10 часов утра. Она умирает в 10 часов 30 минут утра. Симптомы отхаркивания мокроты очень быстро нарастали».

Три недели спустя, 16 июля 1885 года, юный эльзасский пастух Йозеф Майстер прибывает в лабораторию Пастера в сопровождении своей матери Анжелики и владельца якобы бешеной собаки, бакалейщика Теодора Вонне. У ребенка на ноге 14 укусов. Пастер колеблется. Он объясняет матери, что до сих пор есть сомнения в эффективности вакцины. Но она настаивает. Столкнувшись с таким отчаянием матери, Луи Пастер соглашается. Поскольку сам он не врач, он поручает врачам Вюльпьяну и Гранше сделать инъекции.

Преступный риск
Полагая, что еще слишком рано использовать вакцину на человеке, Эмиль Ру предпочитает не участвовать в этом сеансе вакцинации. Итак, малыш Майстер сначала получает десять инъекций – по одной в день с увеличивающимися дозами вакцины. Мальчик прекрасно реагирует. Никаких симптомов бешенства нет. Он спасен! Вакцина эффективна! Но, предвидя любое последующее оспаривание его действий, Пастер идет на огромный риск, который сегодня казался бы преступным. Он требует от двух врачей буквально заразить маленького Йозефа бешенством, чтобы доказать эффективность вакцины. Позднее он напишет своему зятю: «Мой дорогой Рене. Я считаю, что грядут великие дела. Йозеф Майстер покидает лабораторию. Последние три прививки оставили под кожей следы розового цвета, диффузные, довольно большие, вялые.

Воздействие усиливается по мере приближения к последней прививке, которая состоится в четверг, 16 июля». Проходят недели, а у Майстера никакие симптомы бешенства не проявляются. Эффективность вакцины подтверждена.

Воодушевленный этим первым успехом, Пастер без промедления занимается вакцинацией. Люди приезжают со всей Франции и даже со всех концов Европы, чтобы сделать прививку у великого человека. 2 ноября 1886 года Пастер объявляет, что вылечил 2490 человек. А чтобы иметь возможность принимать всех желающих, он основывает свой институт.

Десяток смертельный неудач
Однако его вакцина не всегда работает. Он фиксирует десяток смертельных неудач, которые побуждают его усилить эффективность своей вакцины, но рискуя при этом возможностью передать болезнь. Так произошло с мальчиком по имени Жюль Руйе, укушенным собакой в ​​октябре 1886 года. Он умирает через несколько дней после лечения. В официальном отчете о его вскрытии, подписанном деканом Парижского факультета, причиной смерти называется травма почек. Зашивайте, больше не на что смотреть!

Дальнейшее расследование покажет, что декан постарался не отметить в своем отчете, что ткань мозга Жюля была заражена от кроликов, погибших от паралитического бешенства.  Однако эта форма бешенства была характерна для вакцины Пастера. Это совершенно точно указывало на то, что Жюль умер от бешенства, переданного не от укуса собаки, а от вакцины Пастера, вирулентность которой не была достаточно снижена! Спустя полвека племянник Пастера объяснит, что декан медицинского факультета умолчал с единственной целью – не потерять доверие общества к научной медицине и вакцинации.

Нет уверенности
Возвращаясь к Йозефу Майстеру, нельзя точно утверждать, что собака, укусившая его, была заражена бешенством. Наличие соломы и кусочков древесины в ее желудке ничего не доказывает. И некоторые удивляются, что не было проведено ни одного исследования мозга животного, чтобы подтвердить его болезнь. Спустя годы доктор Гранше, делавший инъекции маленькому Майстеру, признавал: «Пастер не был достаточно осторожен в медицинских вопросах. Он не высказал никаких сомнений относительно возможности частичного неуспеха его вакцины от бешенства. Если бы он был врачом, он инстинктивно принял бы меры предосторожности, чтобы предвидеть возможность случайных неудач».

В конце концов, от вакцины Пастера быстро отказались, поскольку она не была полностью безопасной. Она не только могла передавать бешенство, но и слишком часто вызывала аллергические реакции и даже энцефалит. В 1908 году Клаудио Ферми создал эффективную и безвредную вакцину с вирусами, вирулентность которых была ослаблена фенолом.

Конечно, Луи Пастер, «благодетель человечества», остается выдающимся ученым, но вовсе не из-за его работы, связанной с вакцинацией от бешенства.

Перевод
Александра ПАРХОМЕНКО

1 — Шарль-Габриэль Правас – французский врач-хирург, один из изобретателей современного шприца.

 

Добавить комментарий