«СПЯЩАЯ АРМИЯ ИГ» В СИРИЙСКИХ ТЮРЬМАХ — card-muz.ru

Более 10 000 бойцов из группировки «Исламское государство» (ИГ1) захвачены курдскими вооруженными силами в северо-восточной Сирии. Судьба иностранных заключенных, которых большинство их стран отказываются репатриировать, более неопределенна, чем когда-либо. А в отсутствии суда единственный исход для них – это побег или смерть.

Тюрьма города Эль-Хасака – это «халифат»2 за решеткой. Место выглядит как огромный ангар, а внутри стоит запах, как в морге. Сотни покалеченных тел и невидящих глаз прячутся за оранжевыми комбинезонами и серыми одеялами. В бывшей школе на северо-востоке Сирии, преобразованной в центр содержания под стражей, размещается около 5 000 заключенных из ИГ, большинство из которых были захвачены в плен в марте 2019 года во время битвы при Багхузе, где джихадисты вступили в неравный бой с превосходящими силами. 300 из них, может быть и больше, ползают с голыми ногами по полу «больницы» этой тюрьмы. «О, Аллах, о, Аллах», – чуть не плачет один из этих пленных. Но на его жалобы никто не обращает внимания. Эхо разносит кашель и стук костылей. В одной из переполненных камер на удивление тихо. Как будто эти люди присутствуют на своих собственных похоронах. По-французски, по-английски, по-арабски, по-русски они бормочут: «Мы здесь мрем, как мухи».

Камеры выглядят столь же зловеще: сотни задержанных террористов содержатся там, где раньше были классные комнаты. Одновременно всем вытянуться на полу в полный рост невозможно – не хватает места. Зек-марокканец протискивает свою бритую налысо голову в маленькое окошко в двери и спрашивает: «Скажите, пожалуйста, Исламское государство еще существует?» Перед тем, как мы вошли в эту тюрьму, ее директор нас предупредил: «Они совершенно не в курсе того, что происходит снаружи этих стен. Не говорите им о смерти Абу Бакра аль-Багдади (лидер Исламского государства, убитый спецназом США во время рейда 27 октября – Ред.) – мы хотим избежать беспорядков».

Дело этих боевиков ИГ, задержанных в Сирии, стало для международного сообщества настоящей головной болью. Более 10 000 человек 50 различных национальностей (в основном сирийцев и иракцев) содержатся в 25 тюрьмах, подконтрольных курдским вооруженным формированиям. К этому числу нужно добавить десятки тысяч женщин и детей, содержащихся в лагерях в жутких санитарных условиях. Кажется, никто не знает, что с ними со всеми делать. Многие из них не раскаялись, называя террористические атаки по всему миру просто «актами мести» в ответ на воздушные налеты, проводимые США в Ираке и Сирии. «Это война, – говорит британец, называющий себя Шахан Шудхури. – А вы думали, что мы вам пошлем коробку с шоколадными конфетами?»

Другой джихадист соглашается поговорить с нами при условии, что мы выйдем в другую комнату, где сокамерники не смогут услышать, что он нам скажет. Его левая нога была ранена во время боя, но раздробленные куски костей так и не были нормально закреплены, поэтому его нога вывернута под невозможным углом. Ходить он не может, поэтому его носят двое других заключенных. «Мы здесь уже целых десять месяцев и ничего не знаем о наших семьях. Я даже не знаю, живы они или нет, – едва слышно бормочет Адель Мезруи, 23-летний бельгиец. – В последний раз, когда я видел свою жену, она была беременна». На самом деле, его дети живы. Он об этом не знает, но в средине декабря прошлого года бельгийский суд постановил, что государство должно содействовать репатриации 10 детей, в числе которых и его собственные. Одновременно судья счел, что сам Адель Мезруи не имеет права на такую помощь, поскольку отправился воевать добровольно. Его адвокат подал апелляцию на это решение.

100 заключенных уже сбежали
Судьба всех этих иностранцев-боевиков более неопределенна, чем когда-либо, поскольку большинство стран, гражданами которых они являются, отказываются их репатриировать. 9 октября 2019 года Турция начала военную операцию под названием «Источник мира», целью которой является вытеснение курдских вооруженных сил, которые Анкара считает террористической организацией, со своих границ. В результате наступательной операции бои продолжались несколько недель, десятки тысяч мирных жителей были перемещены. Возникла и опасная ситуация с задержанными боевиками ИГ. Согласно конфиденциальному отчету американской разведки, который удалось получить изданию L’Orient – Le Jour, с начала турецкого вторжения в Сирию уже удалось бежать сотне заключенных-боевиков, в частности, из-за того, что некоторые тюрьмы в результате военных столкновений были повреждены.

В начале наступления почти 80% из «50 самых важных» иностранцев содержались в тюрьмах, весьма уязвимых для трансграничных операций со стороны турецких войск. Большинство из этих 50 джихадистов, которых западные официальные лица считают особенно опасными, – это люди, которые планировали террористические акты или обладают техническими знаниями в области производства оружия и бомб, и многие из которых являются командирами среднего или высшего звена либо опытными пропагандистами. Возглавляемая США коалиция потребовала в то время, чтобы их перевели на объекты, расположенные дальше от линии фронта, но курдские чиновники отклонили эти запросы на том основании, что у них нет средств. Поговаривают, что десятки заключенных были вывезены военными США, когда Турция начала вторжение в регион.

До настоящего времени побегов из числа джихадистов, содержащихся на северо-востоке Сирии, было относительно мало, но недавний кризис, вызванный частичным выводом американских военных  и вторжением Турции, продемонстрировал, что, если кому-то до этого времени было еще неясно, насколько нестабилен этот регион и что поручение местным вооруженным силам такой титанической задачи, как содержание тысяч и тысяч джихадистов, является весьма опасной затеей. ««Нам пришлось перевести солдат, охранявших тюрьму, на линию фронта, но ситуация здесь пока еще под контролем», – говорит Робар (военный позывной), директор тюрьмы в Эль-Хасака. На его рабочем столе с одной стороны стоят клетки с птицами, а с другой – телевизионные экраны. По идее они должны в режиме реального времени показывать, что происходит в камерах, но в данный момент система не работает – какая-то поломка. «Иногда затаившиеся ячейки ИГ приближаются к зданию тюрьмы и стреляют. Тем самым они хотят дать знать заключенным о том, что ИГ все еще существует. – На секунду директор в раздумье замолкает, а потом добавляет: – Мы просто не можем справиться с ситуацией своими силами».

Не дать им вернуться на поле битвы
«Как в любой тюрьме или в следственном изоляторе, существует риск побега… Большинство этих тюрем являются, скажем так, импровизированными и не подходят для длительного содержания под стражей. Международное сообщество должно сделать первоочередной задачей поиск долгосрочного решения для этой «спящей армии ИГ»», – заявил Orient – Le Jour представитель коалиции под руководством США, отмечая тот факт, что «репатриация иностранных боевиков-террористов в страны их происхождения для судебного преследования является наилучшим способом предотвращения их возвращения на поле битвы или возобновления террористической деятельности».

Тюрьма в Эль-Хасака является крупнейшим центром задержания джихадистов в регионе и, следовательно, в мире. Здесь содержатся некоторые «особо ценные лица», что вызывает у спецслужб опасения в том, что они могут стать «ключевой целью» для затаившихся ячеек ИГ. В прошлом эта террористическая организация уже продемонстрировала, что она способна организовывать побеги, и есть опасения, что она продолжает действовать. В сентябре 2019 года ликвидированный «халиф» Абу Бакр аль-Багдади выпустил звукозапись, адресованную своим сторонникам, призывая их «сделать все возможное, чтобы освободить (захваченных боевиков) и снести стены, в которых их удерживают». Падут ли эти стены? «Очевидно, что ИГ стремится воспользоваться нынешней нестабильностью. Однако нет никаких признаков того, что группа активно работает над организацией побегов», – сказал источник в одной из западных разведок, работающих в этом регионе.

Захваченные во время военных действий эти заключенные говорят, что их ждет либо репатриация, либо смерть. Если не будет репатриации, то их вынесут ногами вперед, если только не удастся совершить побег. Но даже в случае смерти, где будут находиться их могилы, неизвестно, поскольку местоположение кладбища заключенных боевиков из ИГ в северо-восточной Сирии является секретным, а могилы анонимными. Проверить, сколько уже человек умерло в заключении, невозможно. Некоторые источники утверждают, что после падения в прошлом году их «халифата», количество смертей измеряется уже несколькими сотнями. Там, где сначала смерть настигала этих ослабленных годами боев и лишений заключенных от жестокого обращения и пыток, теперь они умирают, по всей видимости, от отсутствия медицинской помощи и недоедания. Точно никто не знает, но уровень смертности среди них скорее всего головокружительный. Беспощадные в совсем недалеком прошлом люди теперь сами просят пощады; их соотечественники отвечают – нет.

Перевод
Александра ПАРХОМЕНКО

На фото: в тюрьме города Эль-Хасака.

 

1 — «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ) – террористическая организация, запрещенная в России.
2 — В 2014 году ИГ провозгласило себя как «всемирный халифат».

Добавить комментарий