ТАЙНЫЕ БРАТЬЯ ИИСУСА — card-muz.ru

Канонические тексты категоричны: у Иисуса были братья и сестры. Факт, с которым боролась церковь во имя вечной непорочности Марии.

Были ли у Иисуса братья и сестры, или он был – редчайший случай для того времени! – единственным ребенком в еврейской семье в I веке? Это очень обсуждаемый вопрос, но по причинам, имеющим мало общего с историей. Если обратить внимание на Евангелия, то ответ абсолютно очевиден: как Марк и Матфей, так и Лука и Иоанн упоминают о существовании братьев и сестер Иисуса. В Евангелии от Марка даже указаны их имена: «Не плотник ли Он, сын Марии, брат Иакова, Иосии, Иуды и Симона? Не здесь ли, между нами, Его сестры?» (Марк 6,3).

Указание весьма конкретное. Оно дает нам список как минимум четырех братьев и двух сестер. Имен сестер патриархальное общество в то время не запоминало. У всех четырех братьев есть патриаршие имена, признак, возможно, весьма благочестивой семьи, в которой прослеживаются традиции Израиля при выборе имен. Матфей в своем Евангелии (13, 55-56) воспроизводит эти данные полностью. Лука, автор «Деяний апостолов», описывает собрание учеников в Троицын день: он упоминает, кроме друзей Иисуса, «Все они единодушно пребывали в молитве и молении, с некоторыми женами и Мариею, Материю Иисуса, и с братьями Его» (1, 14). В Евангелии от Иоанна также указывается, что «Ибо и братья Его не веровали в Него» (7, 5).

Как минимум 4 брата
Результат: ни один из евангелистов не отрицает, что в семье Иисуса, кроме него, были братья и сестры. Тертуллиан из Карфагена (ок. 150-222), написал во II веке, комментируя отрывок из Марка (3, 31-35), в котором Иисус отказывается прекратить беседу со своими учениками, чтобы приветствовать свою семью: «Мы говорим, что нельзя было не сказать Христу, что его мать и его братья стоят снаружи, прося его увидеть их (…) Действительно, его мать и его братья были снаружи» (Против Маркиона, 4,9,7.10.12).

Столетие спустя великий историк церкви Евсевий Кесарийский (265-340) подтверждает это толкование текстов в своей «Церковной истории» (3, 20, 1): «Из потомков Спасителя существовали также внуки Иуды, которого он сам называл своим кровным братом». Возражения этому высказывались, поскольку это противоречило вечной непорочности Марии. Вспомним, что благочестие Марии получило развитие в Новом Завете, а впервые о нем упоминается в Протоевангелии Иакова, апокрифическом произведении, датируемым примерно 180 годом.

Но если Мария осталась непорочной…
Но как согласовать данные священных текстов с верой в то, что у Марии был единственный сын? Протоевангелие Иакова умело пытается примирить эти разногласия, упоминая детей Иосифа, рожденных от первого брака, что делает их сводными братьями и сводными сестрами Иисуса. Но этого недостаточно. Именно тогда вступает в полемику Иероним Стридонский (IV век), переводчик Библии на латинский язык – «Вульгаты». Иероним – первый из церковных отцов, который стал оспаривать существование братьев и сестер Иисуса. Он утверждает, что его братья были на самом деле двоюродными братьями и что Мария оставалась непорочной. В 383 году Иероним публикует брошюру «О приснодевстве бл. Марии». В ней он выступает против некоего Гельвидия, который отрицает вечную непорочность Марии, и ради этого Иероним пытается разрушить библейские основы, в которых речь идет о братьях и сестрах Иисуса. Будучи лингвистом и знатоком иврита, от пишет, что на иврите слово «брат» может означать как собственно брата, так и племянника или двоюродного брата. Лот, племянник Авраама, в Книге Бытия обозначается также словом «брат» (14, 14-16). В иврите степени родства плохо различимы.

Конфликт между Иисусом и его семьей?
Перейдя с иврита на греческий, отмечает Иероним, многозначное ивритское «брат» в переводе Ветхого Завета стало везде писаться только как «брат». Отсюда и использование этого термина для братьев Иисуса в Новом Завете, хотя на самом деле они являются его двоюродными братьями. Влияние Иеронима в церковном мире было огромным и длительным во времени, а его суждения непререкаемыми. К сожалению, его лингвистические аргументы не являются обоснованными. (…)

Евангелия идут еще дальше. В них заметны следы конфликта между Иисусом и его семьей. «Приходят в дом; и опять сходится народ, так что им невозможно было и хлеба есть. И, услышав, ближние Его пошли взять Его, ибо говорили, что Он вышел из себя» (Марк 3, 20-21). Этот маленький эпизод для Марка, однако, является очень сильным аргументом достоверности, вызывающим «церковное смущение».

История эта действительно смутила первых христиан, которые стремились сильнее превозносить память о своем учителе; они бы и подумать о таком не могли! Это также говорит и о противоречивости между «единичностью» Иисуса и тем, что его родственники демонстрировали в отношении него некий «социальный контроль». Но текст неоднозначный. Надо ли понимать, что «Он вышел из себя» означает его состояние, связанное с практикой изгнания бесов? Или это нужно понимать в обычном смысле, как выражение «он сошел с ума, потерял голову»? В любом случае семья Иисуса реагирует на его успех у народа и стремится вернуть его назад, в семью (пока не стало слишком поздно)? Незаметный, но четкий знак того, что призвание Иисуса для его братьев и сестер являлось некоей странностью.

Когда Иаков заменил Петра
Что стало с семьей Иисуса? В истории остался след только одного его брата – Иакова. Тот, кого первые христиане называли «братом Господним», стал через десять лет после смерти Иисуса главой церкви в Иерусалиме. Почему он занял место Петра, который до того времени был бесспорным представителем группы учеников? Петр покинул Иерусалим, чтобы начать проповедовать среди неевреев в Иоппии (Яффа) и в Кесарии Палестинской. Было ли ему в Иерусалиме некомфортно? Факт остается фактом: становление Иакова во главе этой общины соответствует рождению династической власти семьи Иисуса над первыми христианами.

Следовательно, иудео-христианство Иерусалима, покрытое престижем «брата Господня», представляло собой важное крыло, которое систематически оспаривало начало миссии Павла в отношении неевреев и его отказ от навязывания им догматов веры и обряда обрезания. Согласно Иосифу Флавию («Еврейские древности» 20, 9, 1), Иаков был убит в возрасте 62 лет по приказу первосвященника Анна; значительная часть жителей Иерусалима неодобрительно отнеслась к этому убийству.

Сокращенный перевод
Александра ПАРХОМЕНКО

На фото: Иаков Праведный, «брат Господень» (православная икона).

Добавить комментарий