В Нижнем Новгороде главред местного издания покончила с собой у здания МВД — card-muz.ru

В пятницу, в половине четвертого дня, учредитель и главред сетевого издания Koza.press Ирина Славина покончила с собой у здания ГУ МВД по Нижегородской области. Опрошенные «Ъ» полицейские рассказали, что видели из окон выходящего на улицу Горького в центре Нижнего Новгорода здания происходящее, но ничем помочь не успели. Один из прохожих пытался курткой сбить с нее пламя, но безуспешно. К оцепленному пятачку с обгоревшим телом вскоре прибыли родственники госпожи Славиной, которые опознали журналистку.

Незадолго до трагедии журналистка опубликовала на своей странице в Facebook сообщение: «В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию».

Накануне в квартире Ирины Славиной прошли обыски. Ранним утром силовики работали также в жилищах зампредседателя нижегородского «Яблока» Алексея Садомовского, координатора местного штаба Алексея Навального Романа Трегубова, журналиста «МБХ-медиа» Дмитрия Силивончика, активистов Юрия Шапошникова и Михаила Бородина. Вместе с ними Славина проходила свидетелем по уголовному делу в отношении бизнесмена Михаила Иосилевича об участии в деятельности нежелательной организации по ст. 284.1 УК РФ.

Иосилевича (является также главой и настоятелем пастафарианского храма Летающего макаронного монстра) заподозрили в сотрудничестве с «Открытой Россией» Михаила Ходорковского после того, как он предоставил ее активистам помещение под обучающие курсы и лекции для наблюдателей «Голоса». «Искали брошюры, листовки, счета „Открытой России“, возможно, икону с ликом Михаила Ходорковского. Ничего этого у меня нет. Но забрали, что нашли, все флешки, мой ноутбук, ноутбук дочери, компьютер, телефоны и кучу моих блокнотов, на которых я черкала во время пресс-конференций», — описывала вторжение силовиков Ирина Славина.

После обысков состояние Ирины Славиной некоторым ее знакомым показалось подавленным.

«Я вчера с ней виделся, она, конечно, была немного подавлена, но я ничего не почувствовал… Очень-очень сильная женщина, но не выдержала. Страшная беда», — написал знавший журналистку предприниматель Юрий Кузьмичев. «Ирина не страдала депрессией, и нам не известно о каких-либо личных обстоятельствах ее жизни, которые могли бы послужить дополнительным поводом для такого поступка, — говорит глава „Открытой России“ Анастасия Буракова. — Однако у Ирины всегда была активная гражданская позиция, ее несколько раз штрафовали за критику власти». Госпожа Буракова добавила, что погибшая не являлась членом «Открытой России», но «была независимым журналистом, с которым взаимодействовала организация».

«У нее накануне действительно изъяли всю технику в связи с этими обысками, и она, как опытный журналист, на мой взгляд, должна была быть к такому готова, — рассказывает член СПЧ и глава общественной организации „Комитет против пыток“ Игорь Каляпин. — Однако у каждого есть предел, видимо, это он».

Подозреваемый по уголовному делу Михаил Иосилевич напомнил, что журналистку «прессовали разными обвинениями и делами», резали на ее автомобиле шины за ее взгляды.

«Для меня это очень неожиданно», — кратко высказался Иосилевич.

Ирину Славину действительно неоднократно судили за ее взгляды, выписывая ей штрафы за публикации, в том числе в соцсетях. Так, в 2019 году Нижегородский райсуд оштрафовал ее на 70 тыс. руб. по статье о неуважении к власти (ч. 3 ст. 20.1 КоАП) за пост о городе Шахунья. Она предложила переименовать населенный пункт «в Шах.йню» из-за того, что на одном из домов повесили изображение Иосифа Сталина. Проверять высказывание главы Чечни Рамзана Кадырова — «убивать, сажать, пугать» тех, «кто нарушает согласие между людьми, занимается сплетнями, раздорами» — по ее запросу полиция не стала.

Одним из наиболее ярких процессов с участием госпожи Славиной стало разбирательство о ее прогулке с портретом Бориса Немцова по центральной улице Большой Покровской в день памяти политика, за которую журналистку оштрафовали на 20 тыс. руб. Славина известна и своей градозащитной деятельностью, и журналистскими расследованиями, критикой чиновников и депутатов.

В управлении СКР по Нижегородской области отрицают связь инцидента с проведенными накануне обысками.

«Сообщения в ряде средств массовой информации о том, что смерть погибшей связана с проведением у нее накануне гибели обысков, не имеют под собой никаких оснований», — заявили в СУ СКР, отметив, что Славина проходила по делу свидетелем. «Чтобы установить психическое состояние женщины, назначена посмертная психолого-психиатрическая экспертиза», — сообщили в ведомстве. В полиции пока не комментируют происшедшее. Правительство Нижегородской области и городские власти пока никак не отреагировали на гибель журналистки.

В соцсетях появились посты, что Ирина Славина являлась членом церкви Летающего макаронного монстра. «Журналистка, которая устроила самосожжение в Нижнем Новгороде, состояла в секте Летающего макаронного монстра, — пишет политолог и публицист Армен Гаспарян. — Нужно что-то делать уже с сектами в нашей стране».

Стоит пояснить, что Церковь Макаронного монстра — это пародийная псевдорелигия, которая говорит о важности здравого смысла. Ее «адептов» на самом деле стоит считать атеистами, так что версия о «влиянии секты» не выдерживает никакой критики.

«Ирина Славина писала про храм Макаронного монстра и, как и многие в Нижнем Новгороде, знала Михаила Иосилевича и других оппозиционеров, — рассказал один из нижегородских журналистов. — Будто можно считать храм монстра чем-то официальным. Да, она освещала акции и митинги наряду с другими событиями. Однако была объективна во всем, подкрепляя информацию доказательствами, и поэтому была неудобна многим. Ее штрафовали за фейсбук, за гражданскую позицию, за мысли о государстве. В судах Ирина укоряла правоохранительные органы в предвзятости к ней».

«Отреагировать должны и в СПЧ, и в СЖР, так как первая версия, которая возникает после гибели журналиста, — сопряжение происшедшего с его профессиональной деятельностью, — заявил „Ъ“ экс-председатель президентского совета по правам человека, секретарь Союза журналистов России (СЖР), правовед Михаил Федотов.— Самоубийство журналиста в связи с этим может говорить о грубейшем нарушении его прав, об уголовном преступлении — доведении до самоубийства. То, что произошло в Нижнем Новгороде, шаг отчаяния, и я очень не завидую тем людям, которые виновны в гибели журналистки. Они должны ответить по закону».

СПЧ сделает заявление по факту гибели журналистки в понедельник, после того, как удастся «собрать всю информацию и поговорить с силовиками», сообщил «Ъ» глава совета Валерий Фадеев: «Было бы безответственно реагировать на такие события в пожарном режиме».

Он отметил, что в Кремле и администрации президента также «должны отреагировать» на трагедию в Нижнем Новгороде. Пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков не стал комментировать инцидент в Нижнем Новгороде.

Глава Фонда развития гражданского общества Константин Костин считает, что «эта ситуация и так в поле зрения профильных подразделений администрации президента». «Возможная реакция (Кремля. — „Ъ“) будет зависеть от результатов проверок, — сказал „Ъ“ господин Костин. — Любая смерть всегда трагедия, но до получения медицинского заключения и результатов проверки действий сотрудников полиции делать какие-то выводы просто некорректно. Есть закон, который должны соблюдать и власть, и сотрудники правоохранительных органов, и общественные деятели любых взглядов».

Друзья и близкие Ирины Славиной несут ее портреты, цветы и свечи к зданию полицейского главка, чтобы почтить ее память. У главка собрались около сотни нижегородцев.

 

Ещё новости

Добавить комментарий