Вопрос эксперту: «Ждать ли осенью дефицита автомобилей?» — card-muz.ru

Чжан Цзюньсюе, президент Haval в России:

— Чтобы удовлетворить постоянно растущий спрос и обеспечить успешное развитие, завод Haval наращивает темпы производства. Это приводит к созданию рабочих мест: объявлен дополнительный набор сотрудников и к середине августа 2020 года на заводе Haval привлечено более 250 сотрудников. Кроме того, в сентябре будет запущена вторая смена на сборке рамных внедорожников Haval H5 и H9.

Поскольку завод Haval был полностью запущен в июне 2019 года, статистика за первое полугодие 2019 года отсутствует. Во второй половине 2019 года было произведено 6072 автомобиля Haval. В первой половине 2020 года в Туле был произведен 4351 автомобиль Haval. Снижение производства в 2020 году объясняется общей ситуацией на рынке: производство было приведено в соответствие с планом продаж. Совокупная доля бестселлеров F7 и F7x составила более 75% от общего местного производства в первом полугодии 2020 года.

Константин Авакян, заместитель директора департамента корпоративных продаж, ГК «АвтоСпецЦентр»:

— Первопричиной дефицита являлась остановка производств на заводах в период действия максимальных ограничительных мер весной этого года. Дилерские склады в какой-то момент перестали пополняться новыми поставками автомобилей: доступность дилеров складывалась только из уже имевшихся на складе автомобилей, а также из уже произведенных и распределенных дилеру машин. В то же самое время, с момента снятия карантинных ограничений, на рынке установился повышенный спрос, совсем нехарактерный для летнего периода, вследствие чего товарные запасы автомобилей начали быстро иссякать. Плановые летние каникулы на автозаводах, безусловно, также оказали негативное влияние на развитие ситуации.

Мы ожидаем улучшения ситуации с доступностью автомобилей, начиная со второй половины октября. На это будут влиять факторы возобновления производств на заводах после летних каникул и окончания логистического цикла в отношении новых партий произведенных автомобилей. При этом в ряде брендов, чей производственно-логистический цикл более длительный, ситуация может начать выравниваться не раньше ноября текущего года. Вкупе с повышением цен и ослаблением потребительского спроса эти факторы вернут баланс спроса и предложения в нормальное состояние для текущих условий рынка.

Нормативный запас автомобилей за время карантина и после его окончания менялся стремительно. В период максимальных ограничительных мер, когда были возможны только онлайн-продажи с дистанционной передачей автомобиля клиенту, нормативный запас, выраженный в оборачиваемости склада, обновлял свои исторические максимумы. Отталкиваясь от объема продаж в тот период, складов хватало на 6 и более месяцев продаж. После возобновления работы дилерских центров отложенный спрос изменил ситуацию с точностью до наоборот. Текущий запас автомобилей минимален, и в моменте он не позволяет удовлетворить весь имеющийся сейчас спрос. Во всех брендах без исключения запас автомобилей значительно меньше месячных продаж.

Нехватка автомобилей наблюдается во всех сегментах, проблема одинаково актуальна для массовых и премиальных марок. Ситуация с доступностью как локально производимых, так и импортных моделей, сейчас одинаково сложная. Вне зависимости от места сборки карантинные меры и ограничительные факторы повлияли на остановку производства и, как следствие, на перебои с поставками автомобилей и компонентов. С другой стороны, насыщение складов после возобновления нормального объема поставок будет происходить быстрее именно за счет локально производимых автомобилей. Причина заключается в том, что производственно-логистический цикл при поставке на внутренний рынок будет более коротким, чем у импортируемых автомобилей. Кроме того, локальные предприятия ориентированы в первую очередь именно на внутренний рынок, в то время как импортируемые модели могут быть переориентированы на рынки других стран на усмотрение производителя в том случае, если где-либо существует еще большая нехватка автомобилей.

Среди нашего портфеля массовых брендов наиболее выражен дефицит по маркам KIA, Skoda, Volkswagen, Hyundai. Не хватает моделей KIA Rio, Cerato и Optima, Skoda Karoq и Kodiaq, Volkswagen Polo, Hyundai Solaris и Creta. Из премиальных брендов можно выделить Audi: модель A4 и практически все кроссоверы – от компактного Q3 до Q8.

Дефицит автомобилей, безусловно, оказывает влияние на динамику цен. Но он не является основным фактором для их роста, в отличие от таких внешних факторов, как курс рубля по отношению к основным валютам, инфляция, изменения, вносимые в налоговое и таможенное законодательство. Тем не менее дефицит в значительной степени ускоряет процесс корректировки ценников, а также влияет на оперативное изменение торговой политики в части отмены ранее действовавших специальных программ и скидок. До наступления осени прайс-листы могут повыситься от 2% до 4%. Также более чем вероятно, что это будет не последняя корректировка цен в текущем году. Потенциально возможное увеличение цен, в совокупности со сходом на нет отложенного спроса, вернет рыночный тренд в его прежнее негативное состояние: по итогам года рынок по-прежнему ожидает падение около 25% по отношению к прошлому году.

Андрей Каменский, директор по маркетингу, АГ «АВИЛОН»:

— Дефицит автомобилей появился в основном из-за сниженных объемов производства и поставок в результате карантина. Вместе с этим по маркам Volkswagen и Hyundai одним из факторов нехватки стали и летние каникулы на заводах в Калуге и Петербурге.

В целом сложившийся дефицит – временный, мы ожидаем, что по некоторым брендам ситуация начнет приходить в норму в конце 2020 года. Но при этом осенью нехватка может появиться по другим маркам, в частности, Volvo. В данный момент не до конца понятна ситуация с поставками в сентябре, и есть вероятность, что в дефиците в первую очередь окажется модель ХС90.

Мы фиксируем наибольшую нехватку на модели сегмента SUV по брендам Mercedes-Benz, BMW, Audi, Jaguar Land Rover, Cadillac, Chevrolet, Volkswagen, Hyundai. Дефицитные кроссоверы и внедорожники по этим маркам в среднем составляют от 15% до 50% продаж и традиционно пользуются высокой популярностью у покупателей. В массовом сегменте по марке Volkswagen сохраняется нехватка Tiguan и Touareg, а также сейчас появился дефицит на новый Polo. По Hyundai в данный момент дефицит отмечен на модели Creta, Solaris и Santa Fe. В премиальном сегменте по BMW не хватает X5 и X6. По Audi в дефиците А4, Q5 и Q3. Среди автомобилей Cadillac дефицит сохраняется на новые ХТ5 и ХТ6. Также сейчас появилась нехватка Traverse и Tahoe по бренду Chevrolet. По Jaguar Land Rover в дефиците находится весь модельный ряд (Range Rover, Range Rover Sport, Range Rover Velar, Range Rover Evoque, Discovery, Discovery Sport, Jaguar E-Pace; заканчиваются Discovery 5 и Jaguar F-Pace).

Что касается сроков ожидания автомобилей клиентами, здесь стоит уточнить, что существуют разные заказы: заказ своего автомобиля в производство и предоплата из поставки. В обоих вариантах срок поставки составляет около 1 – 3 месяцев минимум и 3 – 6 месяцев – максимум. Многое зависит от местонахождения завода и от выбранной модели. Так, например, заказанные в июле – августе автомобили бренда Volkswagen начнут поступать уже в сентябре.

Андрей Творогов, ведущий специалист по продажам отдела администрирования продаж дирекции развития продаж, ГК «БИЗНЕС КАР»:

— Дефицит возник из-за маленького запаса автомобилей на складах, а причиной для этого стала остановка заводов весной, которая наложилась на ослабление рубля и выросший отложенный спрос с предыдущих месяцев пандемии. Проблема дефицита актуальна как в премиальном, так и массовом сегменте. В целом дефицит возникает при выборе определенного сочетания комплектации и цветов интерьера/экстерьера.

По нашим прогнозам, ситуация начнет стабилизироваться в середине четвертого квартала. По автомобилям локального производства, то есть Toyota RAV4 и Camry, которые собираются в России, ситуация стабилизируется быстрее, чем по автомобилям иностранной сборки. Но при условии, что не будет новых ограничений и резких колебаний курса рубля относительно других валют. Мы ожидаем, что дефицит автомобилей локального производства сгладится уже в первой половине осени. Насколько нам известно, в ближайшее время дистрибьютор пересматривать цены не планирует. В первой половине года они уже несколько раз корректировались в сторону роста.

Артем Зябин, начальник экспертно-аналитического управления, ГК «Автомир»:

— Дефицит ощущается во всех сегментах и практически по всем маркам. Сначала клиенты «смели» премиум, так как локализация производства в этом сегменте низкая, и люди понимают, что из-за роста курса цены будут неизбежно расти. Сейчас распродаются остатки в среднеценовом сегменте.

Дефицит стал ощущаться уже со второй половины июня, по всем регионам присутствия компании. Основных причин две. Во-первых, никто не ожидал, что после выхода из карантина клиенты начнут настолько активно покупать автомобили. В части спроса свою лепту внесло и падение курса рубля – покупатели понимают, что, если курс рубля останется на текущем уровне или упадет, повышение цен на автомобили неизбежно. Во-вторых, во время карантина дилеры уменьшали свои поставки, производители активно сокращали производство, часто по объективным причинам, в том числе из-за невозможности получить комплектующие. В августе дефицит усилился из-за плановой остановки заводов на летние каникулы. По большинству марок сейчас наблюдается ощутимая нехватка автомобилей. По некоторым брендам практически не осталось незаконтрактованных машин. Ситуация должна начать выправляться во второй половине сентября, хотя по каким-то маркам дефицит может продлиться до конца осени.

Денис Мигаль, генеральный директор сети автосалонов, Fresh Auto:

— На рынке была большая неопределенность из-за пандемии. Все понимали, что покупательская способность сокращается, а производство будет приостановлено на неопределенный срок, так как большинство рабочего персонала было вынуждено находиться дома, и некому было заниматься сборкой. Все это в совокупности привело к тому, что у многих дилеров наблюдается «нехватка» машин. Сейчас есть два возможных пути развития: либо глобально наращивать долю, рассчитывая на отложенный спрос, либо выстроить политику «искусственного ажиотажа», когда не хватает 10 – 15% востребованных машин, хотя, конечно же, определенный их объем будет в наличии.

Сейчас многие импортеры пошли по этому пути. Во-первых, потому что, действительно, автомобилей не так много, как хотелось бы, во-вторых, сейчас есть неопределенность практически на всех рынках: что будет с покупательской способностью, людьми, зарплатами, как будет себя чувствовать экономика после коронавируса и т.д. Кроме того, многие национальные валюты дешевеют по отношению к доллару, что негативно влияет на цены. Поэтому политика «искусственного спроса» является наиболее выгодной для всех. Импортер начинает зарабатывать на продажах больше, чем до кризиса, нивелируя с помощью этого свои расходы, которые увеличились, так как многие заводы несмотря на то, что сокращают производство, вынуждены нести большое количество внутренних издержек. Дилеров тоже привлекает такая политика, потому что они начинают зарабатывать именно на «железе», а не на кумулятивной марже. Поэтому, на мой взгляд, в текущих рыночных условиях «искусственный ажиотаж» является наиболее правильной политикой, которой должны придерживаться все импортеры, а не демпинговать и биться за долю. Но именно в текущих условиях. Возможно, через 3 – 4 месяца, когда ситуация на рынке стабилизируется и появится устойчивый спрос, можно будет использовать другую тактику и выстраивать стратегию иначе. Я думаю, что еще некоторое время политика «искусственного ажиотажа» будет продолжаться. Сейчас это единственный путь к оздоровлению рынка.

Если говорить про ликвидный премиальный сегмент, про понятные бренды и рынки, то в принципе там тоже есть свои нюансы. Купить сейчас Mercedes – проблема. В низшем или среднем премиальном сегменте (Infiniti, Cadillac) даже если машины есть в наличии, глобального спроса на них нет, цены здесь не сильно растут. В массовом сегменте все по-другому: если это автомобили с уникальной комплектацией, даже если они с очень поднятой, пересмотренной посткризисной ценой, то спрос на них все равно есть, но нельзя сказать, что он сильно завышен, ажиотажный и машин не хватает. Их можно купить, но нет заставленных складов, что в условиях рынка – правильно.

Проблема дефицита не в каком-то конкретном сегменте, а, скорее, по конкретным маркам и моделям. Срок ожидания сейчас может составлять несколько месяцев, потому что на ликвидные машины сейчас есть повышенный спрос, и, если так пойдет дальше, я думаю, скоро дилеры будут продавать очереди на определенные позиции, как несколько лет назад, искусственно поднимая цену, закладывать дополнительную маржу. Поэтому пока ситуация не самая позитивная, она зависит от разных факторов – не только от стоимости, производства, но также от логистики и т.д. В то же время повышать цены некуда, и даже если дефицит будет продолжаться, то цены будут пересмотрены только на суперликвидные позиции и то в том случае, если будет реально долгий срок ожидания поставок.

Мария Мальцева, начальник отдела связей с общественностью, «Хендэ Мотор Мануфактуринг Рус»:

— Завод «Хендэ Мотор Мануфактуринг Рус» делает все возможное для того, чтобы удовлетворить спрос на рынке. Мы вернулись к работе в три производственные смены 10 августа, сразу после традиционного летнего шат-дауна. Таким образом предприятие работает на полную производственную мощность. Ежедневно завод «Хендэ Мотор Мануфактуринг Рус» будет выпускать порядка 980 автомобилей. Предприятие продолжает выполнять комплекс мероприятий, направленных на противодействие распространению коронавирусной инфекции.

 

Добавить комментарий